Loading...
Loading...
Украина

Главком ВСУ рассказал о продолжении войны в 2023-м и возвращении Москвы к замыслу захвата Киева. Насколько вероятен этот сценарий?

Главнокомандующий Вооруженными силами Украины Валерий Залужный и первый заместитель главы комитета Верховной Рады Украины по национальной безопасности, обороне и разведке Михаил Забродский на сайте «Укринформа» статью о перспективах обеспечения военной кампании 2023 года.

Из их статьи следует, что война точно продолжится и в 2023 году. Даже в случае, если Украина вернет Крым, то Россия перебазирует силы, будет сохраняться угроза ракетных ударов, а потери запасов, личного состава и техники Россия может со временем восполнить, пишут авторы статьи: «Подытоживая сказанное и обсуждая уже дальнейшие перспективы, после 2023 года можно говорить только о новом этапе противостояния». Также в статье предполагается, что Россия может применить тактическое ядерное оружие и снова попытаться взять Киев.

Насколько реалистичен или пессимистичен такой военный прогноз и что можно сказать о нынешнем контрнаступлении ВСУ, в эфире Настоящего Времени рассказал военный эксперт Роман Свитан.

— Мне показалось, что у Залужного и Забродского вышла достаточно пессимистичная статья. Сегодня будет пятая встреча «Рамштайн», возможно, украинские военные сгущают краски для того, чтобы Запад обеспечил Украину большим количеством оружия. Что скажете?

— Немножко не так. Дело в том, что военные всегда рассматривают самые негативные сценарии, самые проблемные места. И в этом есть ценность военных: они всегда готовятся к самому плохому, и именно это спасает страны, в которых военные принимают решения такого уровня. Генерал правильно все расписал, он расписал все негативы, с которыми может столкнуться наша страна.

Действительно, по некоторым позициям эти негативные моменты можно купировать, и уже сама необходимость купирования этих вопросов, допустим, дальнобойная артиллерия и ракеты с большей дальностью, которые могут погасить такие же российские ракеты, – это он имеет в виду ракеты типа «Томагавк» на две с половиной тысячи километров, так называемое паритетное оружие – вот эти моменты, может быть, уже направлены на «Рамштайн» и на будущий ленд-лиз. Показав самые негативные сценарии развития событий, мы предлагаем нашим партнерам и сами готовимся к тому, что эти сценарии надо будет как-то локализовать.

— То есть читателям этой статьи пугаться не стоит – это не реальный сценарий, а самый негативный, и просто рассматриваются варианты, как действовать?

— В этом и есть заслуга армии – она готовится к самому плохому. Но это не значит, что оно произойдет. Именно подготовка к негативным сценариям делает их невозможными.

— Вы согласны с тезисами этой статьи, что даже если Украина сможет деоккупировать Крым, то война не закончится?

— Деоккупация всей территории Украины, выход на границы 1991 года не обеспечат Украину от дальнейших ударов со стороны России, от дальнейших планов ее колонизации, наступления. Именно об этом говорит генерал. Здесь надо понимать, что дальше нужны больше не военные, а политические решения: вступление страны в НАТО. Вход в политический натовский блок, в оборонный союз для того, чтобы Украину могли прикрыть натовским зонтиком от российский посягательств, так как в планах они по-любому есть, а Украина сама против такой страны, которая, может быть, еще не распадется, выстоит, но будет получать очень много проблем. И только натовский зонтик может нас прикрыть. Но генерал не может предлагать политическое решение – он просто показывает негативные военные аспекты.

— Мне показалось, что если произойдет деоккупация Крыма, то будут происходить какие-то другие внутренние политические события в самой России, и там им уже будет не до Крыма.

— В военном деле нельзя использовать предполагаемые ошибки противника. Когда планируешь любую военную операцию или прогнозируешь какие-то действия в военном плане, не учитываются те моменты, где противник, может быть, где-то споткнется, где-то поступит не так. Поэтому с военной точки зрения генерал показал военные аспекты, а уже аспекты политического плана – это решать политикам.

Действительно мы надеемся на то, что деоккупация Крыма и деоккупация Донбасса приведет к каким-то подвижкам внутри России, будет смещен режим. Может быть, Россия действительно начнет распадаться на определенные участки. Это те политические бонусы, которые Украина может получить, но готовиться нам все равно надо к самому плохому. К тому, что Россия выстоит, Россия может перегруппироваться и еще раз собрать армию, восстановить свою оборонную и наступательную военную промышленность. Поэтому нам нужно идти к объединению с определенными странами. Оптимальный вариант для Украины, находящейся на европейской территории, – это вступление в блок НАТО.

— У меня сложилось впечатление, что украинские военные, конечно, наступают – и на Балаклею, и на Купянск, – но на самом деле цель украинских военных другая – это город Изюм. Вы согласны?

— У меня сложилось впечатление, что украинские военные, конечно, наступают – и на Балаклею, и на Купянск, – но на самом деле цель украинских военных другая – это город Изюм. Вы согласны?

— Немножко не так. Дело не в городах. Дело в уничтожении противника в общей массе. Главная задача любой армии – это полное уничтожение армии противника. А уже следствие этого уничтожения – это деоккупация городов, населенных пунктов и территорий.

Для того, чтобы уничтожить противника, есть несколько методов, которые всем хорошо известны: и лобовые удары, и обходные маневры, и нанесение артиллерийского и авиационного поражения. Поэтому используются нешаблонные и нестандартные методы ведения войны. Именно сейчас происходит то, что мы сейчас видим: на всей линии фронта – больше тысячи километров – сейчас используется режим тысячи порезов, когда наносятся удары по всей линии фронта в тех местах, где происходит обрушение фронта. А вот в районе Балаклеи – это можно говорить о каскадном обрушении фронта, так как пробита уже первая, вторая и третья линия обороны. Украинские войска просто развивают наступление в тех местах, где эта оборона посыпалась.

Оптимальный вариант в районе Балаклеи – это не брать Балаклею. Наши войска, скорее всего, и не будут ее брать, ее обойдут по северу, и движение войск будет на Шевченково – в сторону Купянска.

— А российские военные, которые сейчас находятся в Балаклее, просто будут окружены, их никто брать не собирается?

— Нет смысла. После того, как наши будут выходить в сторону Купянска, они будут в окружении, и в течение двух-трех дней у них закончатся боезапасы, а дальше силами спецоперации и определенными обученными войсками произойдет зачистка города. Зачем разрушать город, если есть возможность на оперативный простор севернее Балаклеи через Вербовку. А Вербовка – это уже северо-западная окраина Балаклеи. По ней скользнули войска и пошли на Шевченково. А Шевченково – это крайняя станция перед Купянском.

Купянск очень важен, потому что на нем сходится две линии подвоза боеприпасов и техники. Одна идет с севера – из Белгорода, а вторая идет с востока – из Валуек. Они сходятся на Купянске – это большой железнодорожный перегрузочный пункт. И дальше из Купянска идут логистические цепочки: одна – на Изюм, а вторая – на юг, через Рубежное на Северодонецк и Лисичанск. Выход на Купянск – это самая оптимальная цель для дальнейшего развития наступления. Скорее всего, именно эта задача сейчас выполняется украинскими войсками.

— Но при этом господин Арестович вчера намекал, что ВСУ выходят и на границы Луганской области? И что российские группировки сейчас могут находиться в котле. Я так понимаю, это говорится о каком-то большом котле, а не просто об окружении Балаклеи?

— Если посмотреть на карту, там виден треугольник из сходящихся рек. С северо-запада на юго-восток идет Северский Донец, а с северо-востока на юго-запад идет речка Оскол. Причем от Купянска вниз по течению до слияния с Северским Донцом начинается Оскольское водохранилище шириной около полутора километров. Это очень большие водные преграды. И в этом треугольнике находится Изюм и вся изюмская группировка – там где-то около 10-15 тысяч человек. В основном после того, как оттуда забрали линейные части российской армии – это вэдэвэшники, которые переброшены на херсонское направление, – там остались в основном силовики уровня полицейских: собровцы, «мобики» из БАРСа, мобилизованные части ЛДНР. То есть это такая сборная солянка, и их очень там много.

Как раз Балаклея находится в верхнем левом углу треугольника, а Купянск – в верхнем правом углу. И если скользнуть с Балаклеи на Купянск, что сейчас и выполняют украинские войска, то получается, что этот треугольник с вершиной внизу купируется и запирается украинскими войсками, и получается большой изюмский котел. Это уже было во время Второй мировой войны.

— Информации из Харьковской области приходит очень мало. Но мне показалось, что российские военные фактически были застигнуты врасплох и особо не открывали огонь, не сопротивлялись, а просто во многих случаях оставляли свои позиции и ретировались на восток.

— Так и было, так как после того, как в последнее время подошло необходимое количество боеприпасов, увеличились поставки и арты, и брони, и авиации, то тот массированный удар, который нанесла украинская армия по этим группировкам в районе Балаклеи и чуть севернее, они привели к каскадному обрушению, то есть когда начинают рушиться первая, вторая и третья линии обороны и дальше войска выходят на так называемый оперативный простор, на котором их уже практически ничего не держит.

— Западные эксперты говорят, что украинцы освободят Херсон либо к концу октября, либо к концу года. При этом прогнозов, что украинцы не освободят Херсон, вообще нет. Какой ваш прогноз?

— В течение месяца будет освобождена основная часть Херсонской области, а где-то к концу октября – и Херсон в том числе.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.