Loading...
Loading...
Украина

«Это ближний тыл российской группировки – бей куда хочешь». Откуда и чем ВСУ могли ударить по базе «ЧВК Вагнера»

Прокремлевские блогеры , что украинские военные нанесли ракетный удар из американской системы HIMARS по базе «ЧВК Вагнера» в Попасной Луганской области, оккупированной после полномасштабного вторжения России. Неделю назад позиции «вагнеровцев» в Попасной посетил российский военкор Сергей Среда. Он опубликовал пост в телеграмме, где на одной из фотографий была видна табличка с адресом. После публикации новости об уничтожении базы Среда удалил пост с фотографиями. А в телеграме появилось видео, на котором переносят раненого после удара по базе. Журналисты смогли геолоцировать видео и пришли к выводу, что оно снято рядом с домом, по которому был нанесен удар. Глава Луганской области Сергей Гайдай подтвердил удар ВСУ по штабу «вагнеровцев» в Попасной, однако никаких подробностей не указал. При этом аналитик Conflict Intelligence Team Руслан Левиев не исключает, что история с уничтожением базы может быть постановкой. По мнению Левиева, мотивом такой постановки могла быть «охота за HIMARS». Якобы такими откровенными фото российская сторона попытались привлечь удар ВСУ, чтобы запеленговать установку при помощи контрбатарейного радара. При этом, говорит Левиев, аналитики не исключают и других версий произошедшего.

О том, был ли удар ВСУ по базе ЧВК в Попасной, мы поговорили с журналистом проекта InformNapalm Антоном Павлушко.

— Почему фотографии последствий удара ВСУ по базе «ЧВК Вагнера» в Попасной такие разные? Почему российские телеграм-каналы показывают пятиэтажку, а украинские телеграм-каналы показывают нечто совсем иное?

— Возможно, мы просто говорим про два разных объекта. Ведь в первом сообщении речь была про штаб, а во втором – про базу. Я думаю, может быть, это было два удара, поэтому мы говорим про два разных объекта.

— Подробностей мы сейчас не знаем, и судить о том, сколько ударов было, нельзя?

— Я думаю, там удары наносятся постоянно. Будем откровенны: Попасная – это все еще ближний тыл российской группировки. Они только зашли в город, и до Попасной спокойно достает украинская ствольная артиллерия. От Попасной до Краматорска 60 километров – «Точкой-У» и HIMARS бей куда хочешь.

— Почему украинская сторона не комментировала эти кадры с разрушенной пятиэтажкой, откуда выносят людей на носилках? Почему совсем другие кадры были показаны и никакой информации не было про эту базу, которую мы увидели на фотографиях Сергея Среды?

— Наверное, потому что в штабе какое-то время находился Пригожин. А на базе находится обычная пехота, поэтому особой информационной ценности у этой пехоты нет. Кого убрали – непонятно. Понятно, что больше внимания обращали именно на сам штаб, на самого Пригожина. Если прокомментировать, была ли это постановка, у нас за все восемь лет войны было большое количество журналистских ляпов, когда кто-нибудь говорил, что, возможно, это были слишком постановочные фотографии. Но в этом и есть специфика работы журналиста на фронте: приехать, что-то красиво пофотографировать, кто-то тебе будет позировать. Почему Пригожин обязательно должен позировать именно в самом штабе, а не на выходе из него – это тоже такая странная логика. Таких ошибок российских журналистов в последние месяцы было много. Помните, как в своем телеграм-канале журналист Коц выкладывал фотографии «Тюльпана» – 240-мм миномета – и буквально на следующий день по этой позиции прошлась украинская артиллерия и показала видео, как она уничтожали этот «Тюльпан». Или когда журналисты «Известий» очень радостно записывали репортаж из порта Бердянска про разгрузку БДК «Ямал». И буквально через несколько дней по этому порту прилетело.

Поэтому такие позирования, такие красивые журналистские репортажи появляются сплошь и рядом. Понятно, что украинская армия анализирует все эти кадры. Плюс не будем забывать, что это ближний тыл российской группировки и там будет огромное количество людей, которые могут захотеть отомстить россиянам за свой разрушенный город. Поэтому любая фотография, любая геолокация, даже если будет фотография поля, где будет местная дворовая собака, местные ее все равно смогут опознать. А дальше – дело украинско-американской техники.

— Я обратил внимание, что этот адрес ближайшего укрытия есть сразу на двух фотографиях, которые опубликовал Среда. В одном случае у него буквально рядом с плечом висит эта табличка. Как вы можете оценить, действительно ли «ЧВК Вагнера» могли развернуть свой штаб в жилой пятиэтажке?

— А почему нет? Кто вам сказал, что она жилая? Это город Попасная. Там от города мало что осталось. По-моему, даже власти оккупированных ЛНР и ДНР рассказывали о том, что они Попасную восстанавливать не будут. Это какой-то покинутый дом на окраине города, в который просто зашли российские военные – они же «ЧВК Вагнера» – и там организовали штаб. В принципе, в этом ничего такого удивительного нет.

— Я говорю о том, почему это не какое-то подземное укрытие, а обычный дом?

— По-моему, в любом обычном доме будет подвал – вот вам и укрытие. Наверное, они были в подвале этого дома. Опять-таки, они захватили обычный украинский город – там не будет десятков зданий, в которых есть специальные укрытия для возможной организации штабов «ЧВК Вагнера». Опять-таки, это так близко к линии фронта, потому что «ЧВК Вагнера» работает на острие линии фронта. Поэтому понятное дело, что их какой-нибудь оперативный штаб будет находиться как раз очень близко к линии фронта. Разместить свой штаб на условном Краснодоне они, конечно, могут, но тогда оперативность управления, передача приказов и вызов командира с «передка» в штаб и отправить назад будет немного затягиваться. Поэтому такой оперативный штаб будут размещать близко к линии фронта. Если не нашли какое-то специальное здание с огромным бетонированным подвалом, то найдут какое-то обычное здание – простую пятиэтажку. Что разрушили – то и захватили, там штаб и разместили. Ничего такого удивительного или показательного в этом нет. Полистайте телеграм-каналы того же Коца, Сладкова и всех остальных российских журналистов: чего они там только ни фотографируют.

— Детонация боеприпасов в Крыму, как об этом говорит Минобороны России, в результате возникшего пожара – это выглядит правдоподобной версией?

— Детонация боеприпасов в Крыму, как об этом говорит Минобороны России, в результате возникшего пожара – это выглядит правдоподобной версией?

— Конечно, это выглядит как правдоподобная версия. Просто надо тогда говорить честно: в результате чего произошла детонация. И это уже как раз интересный вопрос. Об этом россияне, конечно, не скажут. Я думаю, что в очередной раз это что-то прилетело.

— Вы считаете, что украинские военные способны добивать до этой базы? Там примерно 200 километров до контролируемой Украиной территории.

— Как оказалось, это возможно. В последние месяцы происходило очень много вещей, о которых в принципе никто не мог бы подумать, что украинская армия могла бы на такое быть способна. Но в последние месяцы, я думаю, нам не надо удивляться, что так или иначе каким-то образом украинская армия может доставать до любых российских объектов. Помните, когда украинский беспилотник разбомбил нефтеперерабатывающий завод на российский территории? Как-то же долетели 240 километров. Я думаю, тут может быть что-то такое технически усовершенствованное, что могло долететь аж до базы в Джанкое. Я же говорю, что российским войскам в Крыму надо к этому привыкать.

— В последние недели очень много взрывов в разных местах: и в Попасной, и в Крыму. Где российские ПВО?

— Оно есть, но вопрос в том – может ли оно работать против этих ракет? Вы до разговора со мной говорили со Ждановым, и он сказал, что против HIMARS работать сложно. Да, видеть можем, а сбить – нет. Может ли российская ПВО, в принципе, работать против антирадарных ракет AGM-88? Это самое современное американское оружие. И оно работает против российских радаров, которые, в принципе, должны видеть эту ракету. Может быть, они ее и видят, но успеть отреагировать не могут. Возможно, просто все это время мы жили в мире мифов про силу российского оружия – российского, которое просто бывшее советское. Так как это бывшее советское оружие, то основные разработки – это 60-е и 70-е годы. Возможно, все эти С-400 и остальное, что появляется на горизонте, – это просто доработки старого советского оружия. Но может ли оно противостоять современному американскому, да и любому современному иностранному оружию, как мы видим на поле боя, – не может.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.