Loading...
Loading...
Украина

«В случае обстрела могут сдетонировать боекомплекты». Украинский эксперт по атомной энергетике – о ситуации на Запорожской АЭС

Российские военные обстреливают Запорожскую АЭС и готовят провокации под украинским флагом. Об этом говорится в сообщении главного управления разведки Украины. По их информации, один из артиллерийских ударов повредил цех с подземными коммуникациями. Кроме того, из-за обстрелов в лесу возник пожар. Мэр Энергодара, города, в котором расположена атомная станция, призвал местных жителей пока не выходить из дома. Тем не менее украинские СМИ сообщают, что жители массово уезжают из города на фоне продолжающихся обстрелов.

О ситуации на Запорожской АЭС мы поговорили с украинским экспертом по атомной энергетике Ольгой Кошарной.

— В опубликованном интервью сотрудника Запорожской АЭС он говорит, что оружие лежит буквально через стенку от реактора. Я понимаю, что это очевидный вопрос, но объясните, почему это опасно?

— Фактически можно сказать, что машинный зал, где находится турбогенератор, первого и второго энергоблока заминирован, потому что вот эти «Уралы», нагруженные боекомплектами, стоят вдоль турбогенераторов. Сейчас первый и второй энергоблоки не работают – они в так называемом холодном останове. Но поскольку нельзя исключать такой момент, как детонирование, которое может произойти в случае обстрела промышленной площадки Запорожской станции: могут сдетонировать боекомплекты, которые находятся в машинных залах. Это опасно. И хотя он прав в том, что проводилась оценка по сейсмостойкости ядерных реакторов после «Фукусимы», учтены уроки, очень много модернизаций сделано на энергоблоках – не только Запорожской станции, но и вообще на всех. Но исключать повреждение реакторного отделения нельзя. Поэтому обстановка тревожная.

Допустим, 11 августа вечером по киевскому времени должно было состояться заседание Совета Безопасности ООН, которое инициировала Российская Федерация. Обстрел был днем 11 августа для создания информационного фона. Потому что все обвинения идут в наш адрес.

С другой стороны, 12 августа была отправлена совместная вербальная нота от имени 42 стран Европейского союза. Понятно, что там консолидированная позиция стран – членов ООН, которые выступали на заседании Совета Безопасности ООН 11 августа. Но для меня особо ценным является предпоследний абзац, где говорится о том, что все страны, которые это подписали, решительно осуждают Россию за использование дезинформации для оправдания своей агрессии против Украины.

— В этом интервью сотрудник ЗАЭС рассказывает, что четвертый энергоблок остановили недавно. Первый и второй были остановлены еще до оккупации на ремонт, а четвертый энергоблок остановили недавно, потому что его обстреляли, попали в том числе в сухое хранилище ядерного топлива. Можете объяснить, что это значит? Что такое «сухое хранилище ядерного топлива»?

— Во-первых, начнем с того, что обстреляли не блок, а разрушили высоковольтную линию электропередачи, энергоблок был остановлен аварийно системами защиты – там даже заработали дизель-генераторы. Они начали обстрелы именно с линии электропередачи.

Что касается сухого хранилища отработанного топлива. Это очень прочные бетонные контейнеры – 174 штуки, – которые находятся на специальной площадке. Она без крыши, они очень прочные. И проектная прочность рассчитана даже на падение легкого самолета. Да, был обстрел этой площадки. Но, по информации в СМИ и по моим источникам, контейнеры не были разрушены, а были только сколы бетона с этих контейнеров и были разрушены три датчика радиационного мониторинга в общей системе радиационного мониторинга, которая не показала увеличение радиационного фона.

— Что касается первого энергоблока, который был остановлен на ремонт. Если я не ошибаюсь, ядерная реакция глушится графитовыми стержнями, которые опускаются в реактор? И что может произойти, если рядом сдетонирует то оружие, которое туда завезли россияне?

— Первый и второй блок в соответствии с решением Госатомрегулирования Украины – это национальный регулирующий орган – были внесены изменения в условия лицензии эксплуатации, называется «холодный останов». С моей точки зрения, холодный останов нужен был для всех шести блоков Запорожской станции. Даже если блоки не работают, они потребляют электроэнергию для работы систем безопасности, работы насосов, которые охлаждают остаточные выделения топлива в активной зоне для того, чтобы подпитывать бассейны выдержки. При каждом энергоблоке есть бассейны выдержки для отработавшего топлива, которое там хранится до пяти лет, по регламенту, после чего его перегружают в эти контейнеры, о которых я упоминала, и ставят на длительное хранение на площадку сухого хранилища.

Чем грозит? Сложно сказать, потому что нельзя оценить объем взрывчатки – я не военный эксперт, – какая ударная волна может быть и какие могут быть разрушения реакторного отделения. Поскольку реактор находится ниже уровня земли, какие там могут быть процессы – тоже сложно сказать. Взрыв можно рассматривать, наверное, как землетрясение.

— Эксперты по атомной энергетике когда-нибудь вообще считали, что будет, если что-то сверху взорвется над атомной станцией?

— Естественно, никто это не оценивал, потому что это невозможно было представить. Это нарушение Протокола I 1977 года, где написано, что нельзя вести боевые действия около объектов, представляющих опасные силы: плотины и атомные станции. Это Международная конвенция о противодействии ядерному терроризму. Никто не мог такого представить, и международное сообщество несколько растерялось. Но сейчас уже все объединились. Я думаю, что прежде всего США должны признать, что Россия – спонсор терроризма. Это начинаются очень жесткие санкции, в том числе против стран, через которые она попытается обойти эти санкции. И Россия будет чудной компанией для Северной Кореи, Ирана и Сирии. Все уговоры, как вы видите, не действуют на Российскую Федерацию.

— Естественно, никто это не оценивал, потому что это невозможно было представить. Это нарушение Протокола I 1977 года, где написано, что нельзя вести боевые действия около объектов, представляющих опасные силы: плотины и атомные станции. Это Международная конвенция о противодействии ядерному терроризму. Никто не мог такого представить, и международное сообщество несколько растерялось. Но сейчас уже все объединились. Я думаю, что прежде всего США должны признать, что Россия – спонсор терроризма. Это начинаются очень жесткие санкции, в том числе против стран, через которые она попытается обойти эти санкции. И Россия будет чудной компанией для Северной Кореи, Ирана и Сирии. Все уговоры, как вы видите, не действуют на Российскую Федерацию.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.