Loading...
Loading...
Украина

Мэр Херсона с начала оккупации работал в городе и не поддерживал россиян, а теперь его задержали. Что известно о его работе?

В оккупированном российскими властями Херсоне задержали мэра города Игоря Колыхаева. Его советница Галина Ляшевская сообщила, что городского главу «забрали» из-за отказа сотрудничать с оккупационными властями. Те в свою очередь подтвердили, что главу Херсона задержала российская военная комендатура, сообщив о саботаже со стороны мэра.

Колыхаев остался в Херсоне, несмотря на оккупацию города российскими военными. Он говорил, что продолжает исполнять свой долг перед избирателями. Публично он никогда не поддерживал оккупантов и открыто рассказывал о ситуации в городе в СМИ, но оставался одним из немногих публичных украинских чиновников на оккупированных территориях, кого не похищали и не задерживали российские военные. Недавно россияне «назначили» другого мэра, чего Колыхаев не признал.

Первый замглавы херсонского облсовета Юрий Соболевский рассказал, как оккупационные власти в Херсонской области относились к украинским чиновникам и чем занимался Колыхаев во время войны.

— Вы сейчас выехали из Херсона?

— Последние две с половиной недели я нахожусь на территории, контролируемой Украиной. Я был вынужден выехать из Херсонщины.

— Колыхаев не выезжал все эти четыре месяца, он продолжал работать в городе, но при этом вы тоже провели в оккупации, насколько я понимаю, почти 100 дней. Можете объяснить, как Колыхаеву удавалось работать мэром все это время? Как себя вели оккупационные власти в городе? Мы знаем, что мэра Мелитополя Ивана Федорова похитили практически сразу. Как в Херсоне все это происходило?

— Для меня это достаточно странная ситуация, если говорить откровенно, потому что я и члены моей команды больше двух месяцев находились в розыске у оккупантов, фактически работали и жили в условиях глубокого подполья.

— Вам приходилось скрываться?

— Безусловно. У всех ребят были проведены обыски. Я не был зарегистрирован в городе Херсоне, поэтому они не знали, где меня искать. Мне постоянно приходилось менять место жительства. Те коммунальные предприятия, на базе которых у меня были рабочие офисы, везде прошли обыски. На отдельных ходили с распечаткой моей фотографии и требованием выдать государственного преступника. В их больном воображении это было так.

Насколько я знаю, Игорь Колыхаев абсолютно открыто жил в Херсоне, ездил в мэрию. И мне вдвойне странно, что кто-то присылал ему какие-то письма с какими-то приглашениями. У нас 49 громад, у нас были главы громад и мэры других населенных пунктов в Херсонщине. Никто никакие письма никому не присылал. Там приезжали и сразу забирали, если человек не сотрудничал с орками. Это происходило на гораздо более ранних этапах. Сегодня уже нет у нас населенных пунктов на Херсонщине, которые бы орки жестко не контролировали.

— Правда ли, что Колыхаев в том числе проводил некие совещания с чиновниками херсонскими, но при этом на этих совещаниях присутствовали сотрудники ФСБ?

— Безусловно, я на таких совещаниях не присутствовал. Но информация о подобных вещах, к сожалению, была. Я могу подтвердить, что, к сожалению, с первых дней оккупации практически каждый день под мэрией действительно были запаркованы автомобили с символикой Z. И те источники в мэрии, которые были, они эту информацию транслировали. Собственно, это была одна из причин, почему с момента начала войны я ни разу физически не был в помещении мэрии.

— Вы сказали, что все, что произошло с Колыхаевым, находите странным. Объясните, что вы имеете в виду?

— Я любому человеку не пожелаю оказаться в руках орков. Я прекрасно знаю, что это такое. Многие члены моей команды были вынуждены пройти через эту мясорубку: когда их похищали, когда их прогоняли через эти подвалы. Я знаю, что там происходит. Поэтому если это действительно реальная ситуация, то я могу пожелать Игорю Викторовичу только скорейшего освобождения, чтобы как можно скорее он вышел на подконтрольную Украине территорию, прошел соответствующую проверку, как все остальные, как и я, через Службу безопасности, через полиграф, чтобы мы уже получили ответы на все вопросы, которые интересуют на самом деле очень многих херсонцев в том числе. К сожалению, вопросов очень много.

— Я любому человеку не пожелаю оказаться в руках орков. Я прекрасно знаю, что это такое. Многие члены моей команды были вынуждены пройти через эту мясорубку: когда их похищали, когда их прогоняли через эти подвалы. Я знаю, что там происходит. Поэтому если это действительно реальная ситуация, то я могу пожелать Игорю Викторовичу только скорейшего освобождения, чтобы как можно скорее он вышел на подконтрольную Украине территорию, прошел соответствующую проверку, как все остальные, как и я, через Службу безопасности, через полиграф, чтобы мы уже получили ответы на все вопросы, которые интересуют на самом деле очень многих херсонцев в том числе. К сожалению, вопросов очень много.

— В самом городе за эти четыре месяцы оккупации действительно украинские власти платили в том числе за благоустройство, эти деньги выделялись и тратились в том числе на посадку цветов?

— Я думаю, что эти вопросы тоже нужно задать непосредственно мэру, когда он будет на связи, по поводу того, какие финансовые затраты городской бюджет нес и по каким статьям. Я знаю, что есть разная позиция по отношению к благоустройству города во время оккупации. Моя личная позиция: мы, безусловно, должны были, и мы стараемся сейчас, насколько это возможно, поддерживать критическую инфраструктуру, в первую очередь нашу медицину, потому что там живут наши люди.

Но рассаживать цветы в городе, по которому постоянно разъезжают патрули орков, которые прямо с улиц хватают наших людей, я считаю, это неприемлемо. Точно такое же у меня отношение и к фонтанам, идея запуска которых тоже почему-то совпадала то с Днем Победы, то с Днем России.

— Но сейчас функционирование всех бюджетных учреждений, например больниц, лежит на украинском бюджете? Украина продолжает перечислять эти деньги в Херсонскую область?

— Так и есть. Здесь большое спасибо нашей Национальной службе здоровья, которая продолжает поддерживать полностью наших врачей. Последнее время давление на наших медиков просто колоссальное. И для меня это сейчас одна большая беда и тревога, что из-за давления на наших работников медицины многие из них сейчас принимают решение все-таки выехать за территорию области.

Я прекрасно могу понять, почему они принимают это решение. Там действительно жить и работать сейчас фактически невозможно. Психологическое давление, риски для жизни и здоровья колоссальные.

Но при этом меня очень тревожит то, что у нас там осталась примерно половина населения области сейчас. Это наши люди, которые верят в ВСУ, ждут ВСУ, и когда они будут обращаться в больницы, может уже сложиться такая ситуация, что, помимо дефицита медикаментов, там просто не будет специалистов, которые смогут оказать качественную медицинскую помощь.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.