Loading...
Loading...
Украина

«В ноль стирается инфраструктура, разрушены многоквартирные здания». Глава Северодонецкой райадминистрации – о боях в Луганской области   

Российские военные захватили сразу три поселка вблизи Лисичанска – Тошковку, Подлесное и Мирную Долину. По словам главы Луганской области Сергея Гайдая, российские военные приблизились к южным окраинам Лисичанска, удары по городу наносит российская авиация. В американском Институте изучения войны отметили, что россиян ждут затяжные бои за Лисичанск и ситуация будет напоминать блокадные бои в Мариуполе.

О ситуации в этом регионе мы поговорили с руководителем Северодонецкой районной администрации Романом Власенко.

— Как прошла эта ночь?

— В Лисичанске было горячо, как и в Северодонецке. Продолжаются штурмовые действия на севере вокруг Лисичанска. Уже сегодня все сказали, что есть продвижение в сельской местности вокруг Лисичанской громады. Сам Лисичанск под обстрелами, работает авиация, артиллерия всех видов, минометы. Враг продвигается с направления Тошковки, Устиновки и Мирной Долины. Сейчас таких два направления. Это Белая Гора – непосредственно возле Лисичанска, и это Лоскутовка – между Лисичанском и Горском. Я думаю, что ситуация ухудшается. Из позитива, опять же, можно отметить, что Белая Гора и сам Лисичанск – это господствующие высоты по сравнению с Устиновкой, Лоскутовкой и Мирной Долиной. Будем надеяться, что оборона Лисичанска удержится и Лисичанск будет стоять.

— Как вы можете описать тактику российских военных? Ранее многие украинские чиновники, в том числе Сергей Гайдай, говорили, что тактика заключается в том, чтобы просто уничтожать позиции, на которых могут закрепиться украинские военные, и занимать города, которые стерты с лица земли. Что происходит сейчас?

— Так и есть. По тем видео, которые сейчас гуляют в интернете, видно, что произошло с Тошковкой. Тошковка – это практически то же самое, что было в Новотошковском, в Попасной, в Рубежном, то, что происходит в Северодонецке. Практически в ноль стирается вся инфраструктура, полностью разрушены практически все многоквартирные здания, школа. Именно такая тактика у них: все силы артиллерии, танков и авиации бросаются на разрушение. И когда там уже выжженная земля и нулевой ландшафт – тогда происходят какие-то продвижения. Больше успехов они имеют в одноэтажной местности, чем в многоквартирных высоких застройках.

— Наступление на Лисичанск не могло быть сюрпризом для украинских военных. Как вообще украинский Генштаб готовил город к обороне?

— Во-первых, там введена военная администрация вместо военно-гражданской администрации. То есть полностью под контроль военных перешла власть в Лисичанске. Это значит – больше коммуникаций между подразделениями, больше работы именно в контексте обороны. Наша главная задача – не допустить окружения группировки наших войск в Лисичанске и Северодонецке. Поэтому основное – это держим господствующую высоту: Белая Гора – Лисичанск и дорогу Лисичанск – Бахмут.

В больших неприятностях наш гарнизон в Золотом. Фактически выходом из Тошковки на Мирную Долину и дальше на Лоскутовку, во-первых, перерезана артерия для доставки гуманитарной помощи и эвакуации из Горского и Золотого для гражданских. Очень ухудшилась ситуация и для военных. Фактически это тоже, можно сказать, такое полуокружение. И наш гарнизон в Горском, Золотом, в Катериновке, Ореховке в очень сложной ситуации на сегодняшний день. Я думаю, что ситуация даже сложнее, чем в Лисичанске.

— У них остается путь для отступления?

— Да.

— Это речь про трассу Лисичанск – Бахмут?

— Нет, я только что говорил о трассе, которая перерезана. Это Лисичанск – Горское. Она как раз строилась к КПВВ «Золотое». По трассе Бахмут – Лисичанск особо ничего не изменилось. Как мы россиян жали в районе Берестового, так и происходит. Особо они там успеха не имеют.

— Насколько я понимаю, сейчас линия фронта в каких-то местах проходит параллельно трассе Лисичанск – Бахмут. Вы можете это объяснить? Там были какие-то украинские укрепления?

— Насколько я понимаю, сейчас линия фронта в каких-то местах проходит параллельно трассе Лисичанск – Бахмут. Вы можете это объяснить? Там были какие-то украинские укрепления?

— Я уже много раз говорил, что сама эта дорога – это тоже господствующая высота. Очень сложно на нее выходить с Николаевки, очень сложно на нее выходить с Нырково. Фактически это нужно идти снизу вверх. И то же самое сейчас происходит в Лисичанске и в Белой Горе – это все господствующие высоты, штурмовать которые очень сложно. Россияне несут большие потери. Я надеюсь, что и далее будут нести большие потери, а наши пацаны будут стоять и держать оборону.

— Вы рассказали о тяжелой ситуации в Золотом. При этом все мы давно знали о планах России в этом регионе: о планах окружить группировку украинских военных. Об этом говорили многие военные аналитики. Сейчас вы понимаете, как можно избежать окружения украинских военных в Лисичанске?

— Нужно либо выровнять ситуацию в районе Тошковки, либо выровнять ситуацию в районе Врубовки – Камышевахи. По-другому там ничего не сделаешь.

— Что значит «выровнять ситуацию»?

— Убрать угрозу котла и окружения можно с двух сторон: от Золотого и от Горского. Они в лобовую в Золотом, в районе Катериновки не прошли за 120 дней ни одного сантиметра. Там ребята очень уверенно держат оборону. Они наступают с флангов. Первый – это с Попасной: со стороны Камышевахи и Врубовки. Второй – это как раз в районе Тошковки, где вчера произошел прорыв. Выровнять ситуацию можно контратаками либо со стороны Тошковки, либо со стороны Врубовки и Камышевахи, если это возможно сделать.

— Сколько мирных жителей остается в этом регионе на тех территориях, которые могут оказаться окружены российскими военными?

— Золотое и Горское, я думаю, остается четыре-пять тысяч. В Лисичанске, наверное, до 10 тысяч. В Северодонецке – тоже восемь-девять тысяч.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.