Loading...
Loading...
Украина

«Здесь нет пропутинских или антиукраинских мыслей – это просто новая ситуация». Почему Германия затягивает поставки вооружения Украине

Германия столкнулась с новым вызовом в вопросах поставки вооружения Украине, и дискуссия внутри страны в этом вопросе долгая и тяжелая, говорит аналитик Стокгольмского центра исследования Восточной Европы Андреас Умланд. Несколько дней назад посол Украины в Германии Андрей Мельник что, вероятно, канцлер Германии Олаф Шольц намеренно затягивает поставки обещанного тяжелого вооружения для украинской армии, – и раскритиковал это затягивание.

Почему в Германии медлят с поставками и чего боится немецкое общество, Умланд рассказал в эфире Настоящего Времени.

— Андрей Мельник считает, что Германия намеренно затягивает поставки оружия. Вы согласны?

— Это такая горячая в Германии дискуссия вокруг этого вопроса. Я бы по-другому это оценил. Затяжка с этой поставкой просто связана с тем, что Германия – вообще не лучший партнер в области военно-технического сотрудничества, потому что она имеет множество своих проблем с армией. Поэтому она не умеет справляться с такой ситуацией, она не имеет опыта поставки такого оружия, такого сотрудничества. Поэтому это все идет так вяло и медленно.

Я не думаю, что за этим какой-то умысел. Пока что, видимо, есть некоторое согласие между европейскими странами – не поставлять танки западных модификаций. Пока поставляются только танки советского или постсоветского производства.

— А в чем причина таких договоренностей? Неужели в странах НАТО на Западе думают, что если предоставлять не западные, а советские модификации, то, если они считают, что Россия может агрессивно ответить на это, это как-то Россию сдержит?

— Я точно не знаю, какие там есть причины. Я только могу говорить о том, что пока что у стран бывшего Варшавского договора еще есть танки советского производства – Т-72, Т-62. Это пока и поставляется Украине. Потом эти восточноевропейские и центрально-восточноевропейские страны взамен получают от западноевропейских стран уже западные танки. Мне кажется, схема пока такая: пока еще есть что передавать Украине из этого оружия, которым Украина может без особых затруднений пользоваться, видимо, будет такая стратегия.

Когда это советское и постсоветское оружие закончится, тогда, наверное, встанет вопрос – поставлять западное оружие и приготовить украинских военных в большем масштабе для использования этого оружия. Это сейчас уже делается, насколько мне известно, касательно артиллерии. Там уже есть западные пушки какие-то, которые уже поставляются или даже уже находятся в Украине. Но что касается танков – там пока что вот такое решение.

— Киев, наверное, сейчас впервые с начала марта начал говорить о проблемах и промедлении с поставками оружия. В марте мы слышали эти разговоры, в последний месяц этого не было. На Западе не считают, что чем дольше Запад тянет с этими поставками, тем, наверное, меньше шансов у Украины на победу?

— Я только пока знаю, что это говорится в отношении Германии. Эти претензии – к немецкому правительству. Как я уже сказал, это больше связано с тем, что у Германии есть свои проблемы с армией, которая сегодня в менее боеготовном состоянии, чем украинская армия. Там касательно техники и снарядов тоже множество проблем. Поэтому это все так затянуто идет.

Рассматривать тут какой-то умысел я бы не стал. Это, скорее, такие страны, как Германия, сталкиваются с новой ситуацией, к которой они не привыкли. С Германией и другими похожими странами лучше сотрудничать касательно экономической помощи, инфраструктурных проектов, энергетики, защиты окружающей среды – это такие страны делать умеют. А сотрудничать в военно-технической сфере – тут просто нет опыта, поэтому это все так странно выглядит.

— А чем это объяснить? Тем, что Германия сомневается, что сможет защитить себя в случае какого-то военного вторжения из какой-либо страны?

— Это связано с тем, что Германия и другие западноевропейские страны стали пацифистами после Второй мировой войны. И сейчас немецкая армия, как я уже сказал, находится в плачевном состоянии. И что вообще участие в такого рода геополитическом конфликте – это новый вызов для немецкого правительства, для немецкого общества. Тут есть бесконечная дискуссия: что там имеет смысл, что не имеет смысла, а не будет ли эскалации, если мы будем поставлять оружие.

Тут тоже есть психологическая война со стороны России, которая пугает немцев Третьей мировой войной. И это все обсуждается, поэтому так долго идет и создает впечатление какого-то злого умысла, которого нет. Здесь нет каких-то пропутинских или антиукраинских мыслей вокруг этого – это просто для таких стран, как Германия, совершенно новая ситуация. Там нет наложенного опыта каких-то алгоритмов, как справляться с таким вызовом.

Тут тоже есть психологическая война со стороны России, которая пугает немцев Третьей мировой войной. И это все обсуждается, поэтому так долго идет и создает впечатление какого-то злого умысла, которого нет. Здесь нет каких-то пропутинских или антиукраинских мыслей вокруг этого – это просто для таких стран, как Германия, совершенно новая ситуация. Там нет наложенного опыта каких-то алгоритмов, как справляться с таким вызовом.

— А как немецкое общество расценивает такие действия своего правительства?

— Как я уже сказал, это очень горячо тут обсуждается. Есть очень много резких критиков. Посол Мельник, наверное, и ссылается на этих критиков из оппозиции, из Христианско-демократического союза. Тут очень жесткая критика есть вокруг этого. Желание помочь Украине высокое, а как именно это сделать и как это сделать эффективно – это обсуждается.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.