Loading...
Loading...
Украина

«Начало аннексии оккупированных территорий без квазиобразований». Советник мэра Мариуполя – о вывозе товаров и раздаче гражданства

Россия, по всей вероятности, готовится вывезти из порта Мариуполя, перешедшего под контроль российских войск, украинские зерно и металл, сообщают «Схемы» со ссылкой на анализ данных спутниковой съемки. Назначенный пророссийскими сепаратистами руководитель города Константин Иващенко рассказал, что из Мариуполя действительно готовится к отправке первое судно. Оно пойдет в Ростов-на-Дону и перевезет около трех тысяч тонн металлопродукции.

Советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко рассказал Настоящему Времени, что известно о работе портов в захваченном Мариуполе, будут ли раздавать на территории Мариуполя российское гражданство и с какими проблемами столкнутся дети в школах.

— Три тысячи тонн металла, которые, как говорит Иващенко, везут из Мариуполя в Ростов-на-Дону, вы понимаете, что это и на каких основаниях они это вывозят?

— Основание простое: они просто это украли – вот и вывозят. Никаких других оснований для этого нет. Во-первых, не стоит доверять словам господина Иващенко, потому что мы слышали уже вчера о возобновлении работы портов в обычном режиме. Из всего возобновления работы портов в обычном режиме в акватории порта курсировали и вошли только российские противодиверсантные корабли, которые занимались разминированием акватории. И на этом работа акватории остановилась.

Осуществить погрузку металла, который на сегодняшний день остается на общую сумму около 170 миллионов долларов США, они не могут, потому что не работают краны. Остался один дизельный плавкран, и не факт, что его хватит и они смогут его запустить.

Кроме того, наша затопленная «Меотида» до сих пор блокирует выход через новый причал, а это единственный возможный выход для судов с большой оснасткой. Поэтому пока это все выглядит больше как очередное сотрясание воздуха и декларация намерений, в которых у нас нет сомнений, что они собираются выкрасть весь этот металл.

Если говорить о тех цифрах, которые озвучивает Иващенко, то единственное, о чем это может говорить, – это то, что судно частично каким-то образом было загружено и на нем сохранялся металл. Они его просто перегонят сейчас в Ростов-на-Дону – и все. Потому что даже Ростов-на-Дону не в состоянии принимать суда с такой оснасткой, которые могут заходить в Мариупольский грузовой порт.

— Мы видели сообщения о том, что украинское зерно вывозят в том числе из Мариуполя, но, видимо, это делают не морским транспортом?

— Не из Мариуполя. Тут, опять же, никуда не делась проблема погрузки. Там не так много зерна в принципе остается в городе: всего около трех с половиной тысяч тонн. Это немного. И оно хранится не в одном месте, а в нескольких так называемых силосах. И там были попадания в момент штурма Мариуполя. Поэтому достать это зерно – отдельная проблема. Поэтому я не думаю, что они смогут в ближайшее время его вывезти. Они его пока даже не могут использовать для мукомолен, для тех пекарен, которые они пытаются запускать в Мариуполе.

— Что вам известно о тех новых местах массовой гибели жителей Мариуполя? Вы рассказывали про 200 тел, которые были найдены в результате разбора завалов одной из многоэтажек. Вообще таких мест в Мариуполе сколько еще может быть?

— Минимум десятки – в лучшем случае. Мы понимаем, что те бои и такого рода обстрелы и бомбардировки города, которые шли, и никто не знает, какое на самом деле количество людей в разрушившихся домах погибло под завалами, какое количество людей погибло в подобной ситуации, когда прятались в подвалах, а дом обвалился и заблокировал выход. Поэтому в лучшем случаем мы надеемся, что счет будет идти на десятки, а не на сотни. Но в итоге это будет видно только после полного разбора завалов.

Опять же, с другой стороны, мы прекрасно знаем, как российская армия пытается максимально занизить количество погибших в Мариуполе, спрятать следы своих военных преступлений. Поэтому реальную картинку с погибшими, вероятнее всего, мы узнаем только после деоккупации города, когда мы найдем все братские могилы, когда начнется эксгумация, идентификация тел. И вот тогда станет ясна реальная картина с погибшими в городе. Но в любом случае останутся пропавшие без вести, потому что когда «Солнцепеком» сжигали дома, сколько людей сгорело непосредственно в пожарах. И теперь фактически нет останков – это отдельная боль, отдельная история.

— Вы вчера заявили, что в Мариуполе начали выдавать российские паспорта. Расскажите об этом? Как это сейчас оккупационные власти там организовали?

— Немножко не так. Ситуация в том, что [началась] аннексия вновь оккупированной территории Украины со стороны России. Вчера было внесено изменение в указ по Херсону и по части Запорожской области. Примерно двумя неделями ранее подобное изменение в указ Путина было внесено, но оно касалось жителей Донецкой и Луганской областей на вновь оккупированных территориях. То есть тех, кто не является гражданами так называемых «ЛНР» и «ДНР».

— Немножко не так. Ситуация в том, что [началась] аннексия вновь оккупированной территории Украины со стороны России. Вчера было внесено изменение в указ по Херсону и по части Запорожской области. Примерно двумя неделями ранее подобное изменение в указ Путина было внесено, но оно касалось жителей Донецкой и Луганской областей на вновь оккупированных территориях. То есть тех, кто не является гражданами так называемых «ЛНР» и «ДНР».

А вчера, буквально перед появлением новости о новом указе Путина об изменениях, так называемое министерство миграции «Донецкой народной республики» разместило наконец-то разъяснение, в котором сказало, что жители Мариуполя могут получать российское гражданство по упрощенной процедуре, минуя среднее звено – получение необходимого гражданства так называемой «ДНР». И следом за этим мы видим указ Путина.

Я и говорю, что это де-факто и есть начало аннексии оккупированных территорий безо всяких там квазиобразований. Сами паспорта еще в Мариуполе не выдают. Я не думаю, что их будут выдавать, потому что нормативные российские документы, которые говорят об этой упрощенной процедуре, не предусматривают такие выдачи на территории других государств, в частности Украины, и не считают эти квазиобразования другими государствами.

Поэтому, скорее всего, это будет выдаваться где-то ближе к границе Украины и России, к Новоазовскому району. Я думаю, будут отдельные коридоры, будет мягкое и жесткое принуждение к депортации людей из Мариуполя, в том числе таким путем.

— Насколько я понимаю, в Мариуполе оккупационные власти пытаются сейчас возобновить работу школ. Говорят, что не будет летних каникул, чтобы подготовить детей к российской программе с 1 сентября. Говорят про девять школ. Вы понимаете, сколько детей может оставаться в городе, который фактически полностью разрушен?

— На сегодняшний день сложно оценить, сколько детей. Но мы думаем, что на самом деле детей остается от полутора до двух тысяч разного возраста – до 16-18 лет. Тех, кто подпадает под действие детских садиков, школ и образовательных программ. То есть детей достаточно много остается. Девять школ в теории более чем достаточно для такого количества детей, чтобы удовлетворить спрос на образование, если мы говорим о нормальном состоянии города, нормальном состоянии жизни.

Но мы же понимаем, что суть образования не в образовании сейчас. А запуск этих школ не имеет ничего общего с образовательным процессом, даже русским. Фактически это часть денацификации, которую проводят россияне. Основная задача – выбить из обращения украинский язык, потому что, несмотря на то, что русский остается доминирующим разговорным в Мариуполе, то абсолютно доминирующим последние восемь лет в процессе обучения был украинский язык. Причем количество украинских школ и украинских классов росло буквально каждый месяц по желанию самих родителей.

Мы столкнулись с проблемами. Во-первых, история Украины не соответствует картинке истории России, которую теперь хотят выбить, хотят вычеркнуть из Киевской Руси [слово] «Киевской». Но самая главная проблема – с математикой. Дети не понимают русский язык на образовательном уровне. Это же не дома разговаривать. Плюс, минус – это ясно всем. А более сложные, более тонкие математические понятия – [уже не понимают]. Именно поэтому [в программе образования] присутствует математика. Тут не вопрос – дать детям больше образования или научить считать, двигаться в математическом направлении. Здесь проблема только одна – замена украинского языка на русский.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.