Loading...
Loading...
Украина

«В России нас фотографировали как преступников: с табличками, с номерами». Рассказ женщин из Мариуполя, которых увезли в РФ

Светлана Харченко – украинская беженка, ее семью вывезли в Россию из Мариуполя. Вместе с пятилетней дочерью Кристиной, мамой Светланой и кошкой по кличке Софья Петровна Харченко несколько раз пришлось пройти «фильтрацию» и допросы спецслужб – сначала на территории «ДНР», а потом в России. У семьи не было денег на билеты, поэтому сначала российские власти их увезли в Астрахань, оттуда женщины с большим трудом выбрались в Европу. Сейчас Светлана с матерью и дочкой живут в городе Пылва в Эстонии. Женщина проекту Радио Свобода «Новости Приазовья» о том, что с ними происходило во время «эвакуации».

До начала войны в Украине семья Светланы Харченко жила в Левобережном районе Мариуполя. Женщина рассказывает, что уже во второй день российского вторжения, днем 25 февраля, их район начали обстреливать войска РФ и группировки сепаратистов «ДНР». С каждым днем обстрелы и бомбардировки усиливались: из-за них Светлане, ее матери и дочери 20 дней пришлось просидеть в холодном, темном и грязном подвале. Женщина рассказывает, что пятилетняя Кристина плакала и просилась в подвал, когда ее выводили на улицу подышать воздухом.

Харченко вспоминает, что район, в котором она жила, быстро заняли военные «ДНР», но потом, по ее словам, их выгнали кадыровцы. Они искали в доме украинских военных и снайперов и посоветовали женщине с маленьким ребенком уезжать как можно скорее.

«Мы, – говорит, – будем все ровнять с землей. Почему вы здесь с ребенком сидите? Уходите! Вы хотите погибнуть?» – пересказывает Светлана слова российского военного.

Светлана говорит, что однозначно предпочла бы эвакуироваться на подконтрольную властям Украины территорию. Но путь туда был отрезан.

«Я до последнего хотела уехать на территорию, подконтрольную Украине, но мы жили в Левобережном районе – оттуда невозможно было попасть на сторону Украины, – рассказывает она. – Ехать надо через весь город, это было очень опасно, потому что нужно было проезжать через «Азовсталь». А русские военные его (завод – ред.) постоянно брали штурмом и бомбили», – говорит Харченко.

Однако после 20 дней в подвале семья была согласна уехать куда угодно, даже в Россию. Они пришли в «военную комендатуру», которая находилась в кафе «Ивушка»: оттуда жителей Мариуполя вывозили сначала на территорию, подконтрольную «ДНР», а затем в Россию.

«Нас заставляли повязать на рукава белые повязки, будто мы за «ДНР». Так мы и шли на эвакуационный автобус с белыми повязками, потому что они могли нас пристрелить по дороге», – рассказывает Светлана.

Светлана Харченко с мамой, дочерью и кошкой по кличке Софья Петровна три дня провели в Приморском, оттуда их вывезли в оккупированный Донецк.

На территории, подконтрольной пророссийским сепаратистам, женщин ждала так называемая фильтрация: обыск вещей, осмотр телефонов и допросы. Во время «фильтрации» сотрудники спецслужб искали украинских военных или тех, кто был связан с украинскими властями.

«Привозят нас в отдел МВД, «откатывают все пальцы» (снимают отпечатки – ред.), фотографируют. Мою маму очень сильно прессовали, – рассказывает Светлана. – Мы же, как украинцы, платили военный сбор восемь лет с зарплаты. «Дэнээровцы» нас спрашивали: «Почему вы платили эти деньги? С этих денег нас обстреливали!»

В Донецке Светлану и ее родных поселили в школьных классах. Еда там, по ее словам, была плохого качества, а медицинской помощи беженцам почти не оказывали.

«Там у меня ребенок отравился. Они один раз поставили ей капельницу, а потом сказали: «Ну у вас нет денег – напишите расписку, что вы отказываетесь от лечения под собственную ответственность», – рассказывает Харченко.

Светлана с семьей пробыла в Донецке 12 дней, затем их автобусом вывезли в Россию.

«Нас привезли на вокзал в Таганрог в 11 часов ночи. Сказали: «Вот ваш поезд в Астрахань. Не хотите – вот вам железнодорожный вокзал, идите и сами покупайте билеты. Куда хотите, туда и поезжайте», – рассказывает женщина. Денег на билеты у семьи не было.

«У меня началась истерика, я начала плакать. А что нам делать оставалось? Мы сели в поезд и уехали в Астрахань. Сутки ехали», – вспоминает она.

В Астрахани женщины снова попали на «фильтрацию», уже в ФСБ. Там их снова допрашивали.

«Мне пришлось лгать, поддакивать, потому что я боялась говорить правду, – говорит Светлана. – В ФСБ нам говорили: «Это же украинцы вас обстреливали? Мы же вас спасли, вас притесняли там! У нас есть информация, что вам раздавали оружие. Вы – партизаны, вы сюда приехали как в подполье».

«У меня началась истерика, я начала плакать. А что нам делать оставалось? Мы сели в поезд и уехали в Астрахань. Сутки ехали», – вспоминает она.

В Астрахани женщины снова попали на «фильтрацию», уже в ФСБ. Там их снова допрашивали.

«Мне пришлось лгать, поддакивать, потому что я боялась говорить правду, – говорит Светлана. – В ФСБ нам говорили: «Это же украинцы вас обстреливали? Мы же вас спасли, вас притесняли там! У нас есть информация, что вам раздавали оружие. Вы – партизаны, вы сюда приехали как в подполье».

«Мы всех добьем, всю Украину», – вспоминает мать Светланы слова одного из сотрудников ФСБ.

Харченко говорит, что российские силовики обращались с ними как с нарушителями закона.

«Преступников знаете, как фотографируют? С табличками с номерами. В России нас тоже с табличками с номерами фотографировали, как преступников!» – рассказывает она.

Вместе с другими беженцами из Украины семья месяц прожила в детском лагере в селе Яксатово вблизи Астрахани. Как рассказывают женщины, большинство их земляков имели пророссийские взгляды, поэтому они без сомнений сдавали украинские паспорта и взамен получали статус беженца в России. Харченко паспорт решила не отдавать. Вероятно, из-за этого женщина не получила денежную помощь в размере 10 тысяч рублей на человека (около $150).

«Они забирают паспорт и дают временный документ (свидетельство беженца – ред.), с ним мы можем работать в России. А без этого свидетельства я никуда не могла устроиться на работу. Я пыталась – они сказали: «Нет», – рассказывает Светлана. – Я не знала, где мне взять деньги, чтобы уехать из России. Я каждую ночь выходила и плакала. Я не знала, что мне делать, как мне уехать, потому что я не хотела жить в стране, где все в крови».

Семье Светланы помогли уехать российские волонтеры, в том числе архиепископ Апостольской православной церкви Григорий Михнов-Вайтенко. Он направил женщине 17 тысяч рублей на билеты в Санкт-Петербург. Оттуда семью увезли на границу с Эстонией. Сейчас три женщины и их кошка находятся в эстонском городе Пылва.

«Здесь безопасно. Я знаю, что это страна НАТО, Путин сюда не покажет нос», – уверена Светлана. Она уже нашла работу по специальности, поваром-кондитером, но до сих пор ищет жилье. Говорит, что с кошкой и ребенком это проблема.

Светлана говорит, что хочет вернуться домой, в Мариуполь – несмотря на то, что часть многоэтажного дома, где была ее квартира, обрушилась после попадания снаряда.

«У меня душа болит. Всюду хорошо, но дома лучше. Очень хочется вернуться в Мариуполь. Но я не хочу возвращаться в Мариуполь, если он будет под контролем «ДНР» или России. Тогда я туда не вернусь. А если это будет Украина – я вернусь», – говорит она.

Изначально интервью Светланы Харченко (на украинском языке) на сайте украинской службы Радио Свобода.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.