Loading...
Loading...
Выбор СвободыНестоличная РоссияНовостиПолитика

«Родились при Путине, пошли в школу при Путине и за Путина умерли»

Андрей Петров много лет вел ВКонтакте независимый паблик “Кандалакша | Kandalaxury”. У него было больше 9000 подписчиков около трети жителей этого небольшого города на юге Мурманской области. Андрея хорошо знали в Кандалакше: он участвовал в организации городских мероприятий, создал команду КВН и открыл интеллектуальный клуб “Чайкино гнездо”. После того, как Андрей сделал камингаут во время программы «Comedy Баттл» на ТНТ, жители Кандалакши заявили, что он “опозорил целый северный край” и обещали его встретить и убить. На двери квартиры, где жили пожилые мама и бабушка Андрея, гомофобы писали оскорбления. Андрей стал больше времени проводить в Питере, но продолжил вести группу в социальной сети, где рассказывал о проблемах Кандалакши и критиковал местные власти. После начала войны с Украиной 24 февраля Андрей полностью посвятил городской паблик новостям о войне. Вскоре из-за угроз со стороны полиции и агрессивного поведения местных жителей ему пришлось закрыть группу. “У меня почти депрессия, но муж не даёт провалиться в неё полностью. В своей провинции я отныне предатель и мразь, по крайней мере так говорят мне в магазине незнакомые люди и кричат на улице какие-то подростки. Каждое утро тяжелее предыдущего, просыпаться вообще не хочется, а когда просыпаюсь — жду скорее, когда день закончится”, написал Андрей Петров в социальной сети. О своих разочарованиях и планах он рассказал Радио Свобода.

– Почему вы создали паблик “Кандалакша | Kandalaxury”?

Я начал его вести вскоре после возвращение из армии, где я проходил срочную службу больше 10 лет назад. Я тогда был глупым, наивным ребенком, мне хотелось что-то сделать для родного города. Я открыл паблик, чтобы жители Кандалакши объединялись, жаловались и рассказывали, чего им не хватает в городе. Я думал: “Мы все вместе сможем сделать Кандалакшу яркой и интересной”. Я тогда честно верил в это и делал, что мог. Бесплатно я проводил в городе игры КВН и конкурсы граффити, создал клуб кино и настольных игр “Чайкино гнездо”. Городская молодежь этому радовалась, ребята очень хотели устроить скейтпарк. Отдел культуры администрации города за организацию мероприятий ничего мне не платил, но награждал меня грамотами. Вскоре я выдохся и уехал в Питер. Я приезжал регулярно в Кандалакшу, навещал маму с бабушкой, уходил на все лето в походы и продолжал проводить заседания участников клуба.

– Почему вы, уехав из Кандалакши, продолжали быть администратором новостного паблика о нем?

все паблики в моем городе выкупили единороссы. Частные СМИ в Кандалакше закрыли

В первую очередь, потому что почти все паблики в моем городе выкупили единороссы. Частные СМИ в Кандалакше закрыли. Все, что осталось, стало принадлежать администрации города или области. Я решил, что из принципа паблик не закрою и буду продолжать рассказывать о происходящем в городе. Я во время поездок в Кандалакшу гулял по городу, проверял обещания чиновников чаще всего их не выполняли. Я рассказывал об этом, после чего приходилось отражать набеги ботов. Чиновники утверждали, что мой паблик ведут их политические конкуренты: “Паблики с иностранными названиями…, ну вы сами все понимаете”. Из-за паблика меня уволили из дворца культуры Металлург. На паблике я заработал за все время его существования одну тысячу рублей.

Андрей Петров

– Как отреагировали читатели паблика на ваш каминг-аут?

в Кандалакше люди будут интересоваться лишь ценами на сахар, пока в город не войдут танки

Перед выступлением на ТНТ меня предупредили, что в родном городе у меня из-за публичного каминг-аута могут быть проблемы. Когда вышел выпуск на ТНТ с моим роликом, я был в Кандалакше. Всю ночь я отбивался от агрессивных комментариев, а, когда днем я пошел на празднования Дня молодежи, администрация города подбежала ко мне и попросила ничего не проводить. “Ты же все понимаешь”, — так сказали мне люди, с которыми я работал много лет. Претерпел я тогда много, меня же в Кандалакше в лицо знали все. Я получил много бранных слов в своей адрес от жителей города, на двери квартиры мамы написали разные гадости. Когда я зашел на страницу в социальной сети женщины, которая писала мне, мол, я опозорил город, то увидел, что она замужем за парнем, с которым мы как-то давно занимались сексом. И подобных случаев было несколько. Если бы я занимался аутингом мужчин Кандалакши, разводов в этом городе стало бы больше. Даже спустя несколько лет после каминг-аута, когда я гуляю по Кандалакше, из машины, проезжающей мимо, могут раздаться оскорбления гомофобного характера в мой адрес. Как ни странно, город не стал от этого хуже в моих глазах. Я понял, что одни жители города просто глупы, а другие завидуют моей способности говорить о себе честно. Я не держу зла на этих несчастных. В Кандалакши есть креативные люди с добрым сердцем, и ради них я и вел этот паблик. Но в целом Кандалакша это маленькая разваливающаяся провинция, как и многие города в России.

Андрей Петров на празднике в Кандалакше

Андрей Петров на празднике в Кандалакше

– Что с вами происходило, когда вы узнали о начале войны с Украиной?

25, 26 и 27 февраля я несколько дней выходил к администрации города с плакатом “Нет войне” и надеялся, что кто-то из горожан ко мне присоединится. Я очень ждал в начале войны, что мы все вместе выйдем на улицы и власть нас услышит. Прохожие лишь смотрели на меня как на полоумного. Каждый день в паблике и на канале телеграма, который был создан для моего творчества, я первым делом публиковал новости о войне в Украине. Я делал репосты публикаций “Медузы”, роликов “Дождя”. В других городских пабликах публиковали информацию лишь федеральных СМИ. У меня в Украине много знакомых, и я знал, что там происходит. Я надеялся, что жители города будут верить информации, которая опубликована в местном паблике, больше, чем федеральным СМИ. Но оказалось, что большинству участников группы новости в моем паблике не нужны. Жители города требовали, чтобы я вернулся к местным темам, они не верили в войну, называя ее «спецоперацией». Такое ощущение, что в Кандалакше люди будут интересоваться лишь ценами на сахар, пока в город не войдут танки. Самым страшным для меня стало узнать, что многие комментаторы, поддерживающие войну, это реальные люди. Я заходил к ним на страницы и видел, что такие гадости пишут взрослые люди, размещающие в своих аккаунтах фотографии, где они счастливо улыбаются в окружении детей и внуков. У меня опускались руки, но известный в городе человек, дизайнер, работающий с администрацией города, Александр Трунковский высказался публично против войны. Я сделал репост текста Саши в своем паблике. Его на следующий день вызвали в полицию. Мне поздно ночью позвонил сотрудник полиции и расспрашивал меня о группе, пытаясь выяснить, где я нахожусь. Трунковский позже рассказал, что в полиции его, главным образом, расспрашивали о моей группе в «ВКонтакте» Я закрыл паблик, потому что меня атаковали разные патриоты, пугала полиция и я получил мало поддержки. Лишь несколько человек написали мне с закрытых аккаунтов, что им страшно и плохо из-за войны. Вскоре приняли закон о фейках, и мой паблик долго бы не продержался за мной бы пришли. Сейчас я веду телеграм-канал и провожу несколько раз в неделю трансляции, во время которых говорю все, что думаю о политических событиях. У меня создается впечатление, что мы привыкли к войне, а такого не должно быть. Как бы ни было неудобно и депрессивно, мы обязаны говорить о войне без остановки. Мои эфиры обычно смотрит человек 10. Всех, кто поддерживает войну, я удалил из друзей, чтобы не читать посты на тему “где вы были 8 лет назад”.

они так привыкли в разрухе, что их не шокируют фотографии разрушенных украинских городов

– Как вы объясняете такую реакцию жителей вашего города?

Удивительно, что жители страны, которые 9 мая смотрят советские фильмы об ужасах войны, гордятся бабушками и дедушками, победившими фашистов, пришли к войне с Украиной и хотят уже этого повторения. Я думаю, политические взгляды многих российских людей сформированы низким уровнем образования, привычкой к бытовому насилию, пропагандой, которая много лет разными способами льет людям чушь в уши, и необходимостью много работать, чтобы выжить. Я могу рассказать о политических взглядах моих родителей. Мой отец был прапорщиком. Он обожал бухать и драться. Вместо боксерской груши он использовал мою мать. Когда мне было 6 лет, мама убежала со мной от отца-абьюзера в Кандалакшу. Отца больше не было в моей жизни, я с ним почти не общался. Но когда 24 февраля началась война, отец написал мне в социальной сети в ответ на мой пост с осуждением войны: “Совсем на своем севере крыша поехала украинцев поддерживать”. После этого родитель заблокировал меня. Моя мама социальный работник в Кандалакше. На всех выборах их заставляли голосовать, как надо власти. Мама соглашалась, потому что она очень любит свою работу и своих подопечных. Паблик я закрыл в том числе по просьбе мамы. Она боялась, что моя общественная деятельность повлияет на ее работу. Мама постоянно говорит: “Кто, если не я, будет помогать старикам?”. Мама не то, чтобы за Путина, но альтернативы ему, с ее точки зрения, нет. Мама считает, что оппозиция это злые купленные враги, которые сделают России еще хуже. Хуже казалось бы, куда, но ведь как-то выживаем, — считает моя мама. Так живут люди в маленьких российских городах. Многие российские солдаты, воюющие в Украине, родом из небольших городов. Адекватные люди в Кандалакше тоже есть, но они предпочитают молча готовиться к эмиграции. Будет печально, если все здравомыслящие люди уедут из России, а останутся только агрессоры, готовые уничтожать тех, на кого укажет власть: сегодня украинцев, завтра ЛГБТ, потом еще кого-то. Меня поражает реакция на новость о гибели очередного солдата в Украине. Все эти комментарии: “погиб как герой”, “так и надо этим нацистам-украинцам», «искореним и возьмем». Но ничего удивительного в такой риторике нет. Ее много лет взращивали пропагандой. Я, когда узнаю, о гибели солдат в Украине, смотрю на год их рождения. Они родились при Путине, они детский сад и школу закончили при Путине, они в армию пошли при Путине и за Путина при Путине умерли. Ничего нет странного в оправдании насилия России по отношению к Украине, когда уже давно в российском обществе образование обслуживает заказ государства, декриминализировано домашнее насилие, женщин, борющихся за свои права, считают низшим сортом, а разные меньшинства подвергают унижениям. Потихонечку, аккуратненько жестокое, мерзкое и подлое стало в России нормой. И произошло это не вчера. Все радовались, что Крым наш, но мало кто задумался, зачем нам нужно на него тратить деньги, когда во многих школах в российской глубинке сто лет не делали ремонт. Люди, живущие за пределами больших российских городов, так привыкли в разрухе, что их не шокируют фотографии разрушенных украинских городов.

Потихонечку, аккуратненько жестокое, мерзкое и подлое стало в России нормой

– Почему вы еще не уехали из Кандалакши?

В 2019 году я встретил в Кандалакше своего мужа, и мы решили эмигрировать. Но наступила пандемия, и я остался в городе, чтобы помочь маме ухаживать за больными стариками. Недавно мы снова собрались уезжать, но началась война. Сейчас я жду, когда она закончится, и поеду восстанавливать Украину. Получится эта затея или нет, я не знаю, но в любом случае я планирую эмигрировать из России в поисках свободы. Свой любимый город я надеюсь навещать раз в пару лет.

Андрей Петров в Питере

Андрей Петров в Питере

– За что вы его любите?

Тут природа красивая: она была такой до Путина и будет после него. Я привык все лето проводить в походах в Мурманской области. С участниками клуба “Чайкино гнездо” мы прочитали много книг и посмотрели много фильмов, путешествовали по прекрасным местам нашей области. Мне кажется я внес вклад в то, чтобы жители моей области, пусть и очень небольшое их количество, стали более свободными. Я часто говорю, что нет ничего важнее свободы, и нельзя позволять, чтобы кто-либо указывал человеку, как ему жить, что говорить, писать, читать и кого любить.

– Вы в Кандалакше, особенно после каминг-аута и после войны с Украиной, не чувствовали себя как Грейс из фильма Ларса фон Триера “Догвилль”?

Пересматривал его недавно. Может быть, немного чувствую. «Педик из телика», так мне кричали местные жители после каминг-аута. Недавно в очереди в магазине незнакомая женщина сказала мне: “Смотри, убьют твоих детей”. После того, как я стал писать в паблике о войне, во дворе моего дома подростки орали, что я предатель, мразь, нацист и «укроп». Но у меня всегда с собой для самозащиты перцовый баллончик.

«24 saat»

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.