Loading...
Loading...
Украина

«Человеку нужно видеть, чтобы представить картину полностью». Девятиклассница Алена Загреба сняла видеодневник в осажденном Мариуполе

Девятиклассница Алена Загреба в осажденном Мариуполе снимала видеодневник. Очень спокойным голосом она рассказывала, что происходит вокруг: как после обстрелов квартира и подъезд усеяны осколками, как люди топят снег, чтобы получить воду, как готовят еду на кострах. Опубликовать записи она смогла, когда вместе с родителями выбралась из города.

В эфире Настоящего Времени Алена Загреба рассказала, почему решила снимать видео и как ей и ее родным удалось выехать из Мариуполя. Интервью состоялось с разрешения родителей Алены.

— Я решила показать своим родственникам, как мы собирали снег, как мы делали костер, как мы хотели кушать. Потом показать последствия после авианалета. Ты расскажешь человеку, он, конечно, может это представить, пофантазировать. Но ему нужно видеть, чтобы представить картину полностью.

— Вы сказали, что вы были с мамой дома, когда была бомбежка, и вас спасло то, что вы были под одеялом. Расскажите про это.

— Когда начал летать вертолет или самолет над домом, он прицеливался, папа пошел топить печку, котел, а мы с мамой накрылись толстым одеялом. Мама говорит: «Если вдруг полетят стекла, то толстый плед нас защитит». Потом был взрыв, все стекла посыпались на нас. Папа прибежал и сказал, чтобы мы быстро спускались в подвал. У него все лицо было в крови. Но, слава богу, что он встал с кровати, потому что на его кровать упала железная балка от рамы окна.

— Когда были эти бомбежки, про которые вы рассказывали?

— Всегда – с 4 утра до 12 ночи. Авианалеты были практически круглосуточно.

— Когда они начались, вы помните?

— Сильные именно в Мариуполе, когда отключили свет, воду, отопление, – это было 2 марта.

— Вам известно, где сейчас находятся ваши одноклассники, что с ними?

— Половина одноклассников выехала, а с половиной нет связи. Если бы они выехали, они бы вышли на связь, значит, они все еще в Мариуполе.

— Расскажите о том, как вы выезжали?

— Во дворе началось какое-то движение 16 марта – люди собирались выезжать, говорили, что расстреливают машины по пути. Мы не знали, что делать. Мы помолились и приняли решение выезжать. В итоге выехали. Сначала были российские блокпосты, «ДНР» стоял. А потом уже, ближе в Запорожью, украинские.

— Как себя вели те люди на российских блокпостах?

— Как себя вели те люди на российских блокпостах?

— Они были вежливы, смотрели наш багаж. Раздевали мужчин, смотрели какие-то татуировки. На одном блокпосте смотрели у женщин руки, чтобы не было мозолей от стрельбы, наверное. Потом были молодые российские парни узкоглазые. Они у нас просили кушать. Поэтому мы им дали покушать. А потом уже начались украинские блокпосты. Солдат прибегает и говорит: «Не делайте пробку из машин. Вы не видите, что делают снайперы? Быстро пропускайте все машины». И у нас даже не проверяли документы, пропустили через блокпост.

— А как вообще вы и ваши родители нашли в себе силы дать российским военным еду? Или просто это вам пришлось сделать под угрозой?

— Мы выехали вместе с друзьями, поэтому наш друг был за рулем. Он пошел показывать багажник, и он дал еду. Он потом заходит и говорит: «Они тут голодные стоят». Понятное дело, что они были с автоматами. Поэтому, я думаю, не было сильно много вариантов: давать или не давать. Ну, молодые парни – решили дать покушать.

— Правда ли, что они проверяют в том числе сотовые телефоны у тех людей, которые выезжали из города?

— На одном блокпосту у папы проверили галерею, и то совсем чуть-чуть: просто глянули одним глазом, и все.

— А вы понимаете, что они ищут?

— Наверное, какие-то видео, фотографии, связанные с последствиями после всех бомб.

— Знаете ли вы, что сейчас с вашей школой?

— Она сгорела.

— Можете рассказать подробности?

— Я даже ее не видела. Просто когда я выехала, мой одноклассник сказал, что она сгорела. И потом я увидела, что в группе «Мариуполь сейчас» рассказывают, кто что видел. И там сказали, что моя школа сгорела.

— Мариуполь – это такой город, который в течение последних восьми лет находился всего в 16 километрах от линии разграничения с той территорией, которая была оккупирована раньше. Вы могли себе представить, что война коснется вас в Мариуполе?

— Чтобы на таком уровне – нет. Мы были уверены в том, что из-за того, что это приграничная зона и здесь уже с 2014 года есть армия, город защитят.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.