Loading...
Loading...
Украина

«Россия будет переходить в режим дистанционного боя». Военный эксперт Олег Жданов – о развитии войны в Украине

Российская армия не способна на штурм Киева, считает украинский военный эксперт Олег Жданов. Он приводит в пример Херсон: несмотря на то, что город уже много дней находится в оккупации, его жители до сих пор выходят на протестные митинги.

В эфире Настоящего Времени Олег Жданов также рассказал, почему возможное вступление белорусской армии в войну не будет иметь значения и каким будет следующий шаг российских военных.

— Нападет ли Беларусь на Украину? Чего можно ожидать?

— Вероятность вступления Беларуси в войну на стороне России равна на сегодняшний день 50%. Потому что Путин будет давить на Лукашенко и вынуждать выполнить взятые на себя обязательства, а именно вступление Беларуси в войну. Лукашенко понимает, что вступление Вооруженных сил Беларуси в войну для него будет означать окончательный разрыв с любой возможностью избежать статуса военного преступника. И это может вызвать социальный взрыв в самой Беларуси и в Вооруженных силах Беларуси, что для него, опять же, будет равноценно потере власти и физическому устранению. Поэтому он находится между двумя решениями, поэтому и вероятность 50 на 50.

— Насколько это угрожающе может быть?

— Для нас это не угрожающе. Мы предполагали такой сценарий изначально. И мы готовы на Волынском направлении, где предполагается введение белорусских войск. У них главная задача, как мы понимаем, будет поставлена – попытаться наступать в направлении Луцк – Львов, для того чтобы отсечь Украину от европейской помощи. Мы готовы встретить. Это не оттянет наши силы с каких-либо других направлений. Так что если белорусская армия хочет попробовать на себе все возможности Вооруженных сил Украины, то тогда пусть идут.

— Россия проводит атаки с воздуха, стреляет из артиллерий, систем залпового огня, даже было применено гиперзвуковое оружие. Каков следующий шаг России, как вы считаете?

— Я думаю, что Россия будет делать упор на дистанционную войну: артиллерия, ракеты, авиация. Потому что на сухопутье мы практически переломили ход событий. И на сегодняшний день мы проводим контрнаступательные действия. У нас есть уже окруженная группировка российских войск в районе Киева, у нас есть успешные контрнаступательные действия на отдельных направлениях. Они выдохлись. Я думаю, что Россия будет максимально стараться перейти в режим дистанционного боя, а именно ракетно-авиационных ударов.

— Сколько нужно военных, чтобы захватить город? Мы знаем, что в Украине захвачен только один областной центр – это Херсон. Что потом с такими населенными пунктами Россия собирается делать?

— Киев – это агломерация, в которой проживают около шести миллионов человек. Периметр Киева – 150 километров. Те 12 тысяч, которые на сегодняшний день где-то в раздробленном состоянии находятся под Киевом, – это даже меньше тысячи на 15 километров фронта. Это вообще ни о чем в плане окружения. Я не беру даже вариант штурма. В плане окружения Киева они не способны на такую атаку.

Что делать с крупными городами? Я не представляю, что Россия будет делать. Посмотрите, сколько дней Херсон находится в оккупации. Они уже туда и Росгвардию привезли, и какие-то карательные отряды. Люди все равно не собираются принимать новую власть, не собираются принимать «русский мир». Все равно люди борются. А вооруженные силы стараются приблизить тот момент, когда мы начнем освобождение Херсона.

— Есть тревожное сообщение от разведок, в частности от британской разведки, которые говорят, что из-за того, как сопротивляется Херсон, несмотря на то, что он оккупирован, как люди выходят на митинги, это очень злит руководство России. И сейчас они хотят полностью это подавить. Мы видим похищения гражданских активистов и так далее. А что значит – еще больше переломить? Сколько для этого понадобится людей? Сколько должно зайти военных, Росгвардии, еще кого-то, чтобы контролировать полностью такой областной центр?

— Чтобы зачистить такой областной центр и подавить полностью протесты, я думаю, надо не менее бригады Росгвардии – это примерно около двух-трех тысяч человек со спецтехникой. И нужно еще работу спецслужб для выявления активистов, для создания агентурной сети, которая будет выявлять людей с протестными настроениями. И это работа не одного дня. Поэтому это не так быстро делается, как хотелось бы. Разогнать митинг – это еще не значит переломить ситуацию с населением или с социальной обстановкой в городе.

Плюс не забывайте, что в Херсоне иногда слышно канонаду, когда вооруженные силы от Николаева в сторону Херсона проводят контрнаступательные действия. И это еще поддерживает дух сопротивления среди жителей Херсона.

Плюс не забывайте, что в Херсоне иногда слышно канонаду, когда вооруженные силы от Николаева в сторону Херсона проводят контрнаступательные действия. И это еще поддерживает дух сопротивления среди жителей Херсона.

— Они понимают, что украинская армия движется со стороны Николаева?

— Что армия где-то здесь недалеко и что не за горами тот день, когда Вооруженные силы Украины начнут освобождение города.

— Мы знаем, что отважные мэры городов, в том числе захваченных, в частности Мелитополя, мэра которого успели похитить и продержать в заложниках, они все продолжают работать. Этот город по факту захвачен, но тем не менее там остаются украинские чиновники. И это помимо обычных граждан, которые при этом протестуют с украинскими флагами. Каков тогда план?

— Я так понимаю, что плана нет. На сегодняшний день они не могут сложить план, потому что они не ожидали такого яростного сопротивления со стороны гражданского населения. Они пытались в Херсоне ввести рублевую зону, но народ до сих пор рассчитывается гривнами. И наш Национальный банк принимает меры, чтобы работала карточная платежная система в самом Херсоне. Поэтому на сегодняшний день плана нет. Они никогда с таким не сталкивались. Они привыкли, что они в Москве выходят: слезоточивый газ, дубинки, щиты. Побили, в автозаки покидали – и все. В России фактически уже никто не ходит на протесты. А тут они столкнулись с неразрешимой пока что для них задачей.

— Протесты против войны в Украине были достаточно массовыми. По России было только задержанных гораздо больше, чем 10 тысяч человек. Наибольшая численность таких протестов была в Санкт-Петербурге и в Москве. Не забываем и о ужесточении законодательства за фейки и клевету. Если называть войну «войной», можно получить до 15 лет лишения свободы.

— Я ни в коем случае не умаляю роль общества. И надеюсь все-таки на его пробуждение и снятие розовых очков с глаз. Просто в Российской Федерации построен правовой фундамент со стороны тоталитарного государства для подавления этих протестов. И, в принципе, все схемы подавления протестов отработаны. Даже если выходят 10 или 20 тысяч, они задерживают половину. Они всех пропускают через административные протоколы и через наказания. А тут они с таким никогда не сталкивались. Когда они применяют слезоточивый газ – протест разбегается, только газ развеялся – протест собирается.

currenttime

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.