Loading...
Loading...
Выбор СвободыМы в других СМИНовостиПолитикаУкраина

Морской бой Путина

Какую роль военно-морской флот России может сыграть в случае вторжения российских войск в Украину и есть ли признаки подготовки такого вторжения не на суше, а на море?

По мере того, как Россия наращивает свое военное присутствие у границ Украины, а российские и американские дипломаты продолжают переговоры о «гарантиях безопасности», напряженность растет не только на земле, но и на море. Группировка российских больших десантных кораблей Северного и Балтийского флотов вошла в Средиземное море, где 24 января начались военные учения НАТО Neptune Strike 2022. Россия заявляет, что ее корабли так же собираются участвовать в учениях – вслед за только что завершившимися учениями в Черном море. Как полагают эксперты, несмотря эти заявления часть российских десантных кораблей, пришедших с севера в средиземноморье, может также отправиться к берегам аннексированного Крыма. Так ли это – станет ясно, если российская группировка пройдет через Босфорский пролив.

Вместе с этим Россия перебрасывает из Балтийского моря и быстроходные патрульные катера проекта 03160 «Раптор» – их везут по земле, и эти катера попали на видео, которое было выложено в тиктоке.

У обывателя, критично оценивающего состояние российской армии, может сложиться впечатление, что и российский флот находится не в лучшей форме: бесконечные проблемы ставшего мемом авианосца «Адмирал Кузнецов», недавний пожар на судостроительном заводе «Северная верфь», фактически уничтоживший недостроенный корвет «Проворный» – список можно продолжать долго. Несмотря на это, западные эксперты не склонны недооценивать мощь военно-морских сил России и их возможную роль в российско-украинском конфликте, если этот конфликт, как опасаются на Западе, перерастет в полномасштабную войну.

Готовит ли Россия высадку десанта в Украине? Угрожает ли российский флот северным странам? Почему Москва выбрала еще для одних учений, начинающихся в четверг, воды вблизи Ирландии – согласившись перенести место стрельб после протестов ирландских рыбаков?

Исследователь и эксперт по российским военно-морским силам Ейч Ай Саттон (H I Sutton), создатель сайта «Тайные берега» и автор книг о российском флоте, отвечает по нашей просьбе на эти вопросы, а также рассказывает в интервью Радио Свобода, на какие передвижения российских кораблей стоит обратить внимание в контексте напряженной обстановки на границе России и Украины и в каких сценариях эскалации конфликта вокруг Украины флот может сыграть важную роль.

«У России хорошая позиция в Черном море»

– Мы видим беспрецедентное наращивание Россией сухопутных войск вблизи Украинской границы. Происходят ли вместе с этим какие-то перемещения российского флота, которые вас беспокоят или могут расцениваться как потенциально опасные?

– Да, происходят, и в большом количестве. Все их надо рассматривать в контексте Украины, хотя и не 100% этих перемещений могут быть вызваны ситуацией вокруг нее. Но да, ситуация такова, что все, что делает ВМФ России, должно рассматриваться с оглядкой на Украину, как с российской стороны, так и со стороны западных стран, включая те страны, которые не входят в НАТО. Ряд кораблей движется из Балтийского моря в Средиземное, и, возможно, затем в Черное море. Это десантные корабли, которые могут использоваться как непосредственно для десантирования, так и для других военных действий, особенно в Азовском море. Есть также корабли Тихоокеанского флота, я бы сказал, эскадра, которая заходит из Красного моря в Средиземное и включает в себя крейсер. Крейсер и другие корабли есть у России также в Северном море и Северной Атлантике. Наконец, Россия перевозит катера по суше из Балтики и из Каспия в Азовское море. Таким образом, они укрепили свое военно-морское присутствие и на местном уровне. Это четыре основных направления.

– Группировка больших десантных кораблей, которая идет с севера – вы действительно думаете, что они не задержатся в Средиземном море, а пойдут в Черное, в Крым? В чем может быть цель такой переброски?

– Я подозреваю, что часть кораблей останется в Средиземном море или Атлантике, оттуда они смогут косвенно поддерживать действия в Крыму, сковывая силы НАТО, заставляя НАТО все время оглядываться через плечо. Некоторые из этих десантных кораблей действительно полезны только в том случае, если они отправляются в Черное море, чтобы оказывать какое-то влияние на ситуацию, они должны физически присутствовать на месте событий. Их также можно использовать для логистики, они были бы полезны, если бы начался наземный конфликт в районе Азовского моря. Если будет десантирование с поддержкой с воздуха, они сыграют значительную роль, потому что десантные средства самого Черноморского флота весьма ограничены.

– Насколько важно для России получить полный контроль над Азовским морем?

– Возможно, это не так уж критично для России. Они могли бы добиться успеха и без этого, но контроль над этой акваторией достижим и определенно поможет им, если будут какие-либо военные действия. Вряд ли кто-то может помешать этому из-за географии, поскольку Россия де-факто контролирует Крым. У них есть абсолютный контроль над водными путями, чтобы при необходимости войти в Азовское море. И единственное, что может угрожать им там, это масштабные военно-морские действия другого государства или активное противостояние с воздуха. И то, и другое маловероятно, так что у России тут действительно хорошая позиция. Нельзя сказать, что Россия отчаянно нуждается в полном контроле над Азовским морем, но они могут его получить, и в какой-то степени это им поможет при выполнении других задач.

«Военный конфликт это не игра в шахматы»

– Когда вы сказали о переброске кораблей Балтийского флота в Азовское по земле – вы имели в виду появившееся вчера в тиктоке видео с высокоскоростными патрульными катерами «Раптор» («Хищник», – рус.) в Воронежской области? Некоторые из них были в камуфляжной окраске, но был и один «парадный», такой же, как тот, с которого Владимир Путин принимал военно-морской парад в Санкт-Петербурге. Теперь он или Шойгу намерены принимать на нем парад в Мариуполе? В чем важность переброски этих катеров?

– Я бы рассматривал его так, как он и называется – в качестве «хищника». Его также можно использовать для логистики. Это способные на многое прибрежные десантные корабли для пехоты, пусть для очень небольшого количеством пехоты, но все же способные оказать влияние на ситуацию. Есть «Рапторы», есть подобные катера других типов, но все равно все они в значительной степени – штурмовые катера, несколько таких уже есть у Черноморского флота. Теперь их станет там довольно много, и они, вероятно, могли бы использоваться в составе элитных войск, таких как спецназ или что-то в этом роде. Хотя это могут быть любые войска. Я бы рассматривал их как небольшой сугубо наступательный десантный флот в дополнение к другим десантным кораблям. Конечно, военно-морские парады тут ни при чем. Такая переброска имеет очевидный смысл не с точки зрения пропаганды, а исключительно с военной точки зрения.

– Каковы в целом возможности российских военно-морских сил в сравнении с силами США, Великобритании, Франции и других западных держав? Все мы видели «Адмирала Кузнецова», дымящего как старые «Жигули», все мы читали о пожаре в Санкт-Петербурге, где в результате халатности сгорел корвет «Проворный», о других инцидентах такого рода, но так ли все плохо для России на самом деле?

– Российский флот высокофункционален, хотя у него есть сильные и слабые стороны. Он очень сильно отличается от флота НАТО: во-первых, в силу географического расположения России, а во-вторых, из-за акцента на подводном флоте. В широком смысле слова российские подлодки ничем не уступают натовским, а управление ими осуществляется очень грамотно. Да, по отдельности какие-то из американских или британских подлодок могут быть более совершенными в техническом плане, но здесь Россия играет с западными странами в одной лиге. Также очень эффективны российские дизельные подлодки. Доминирование в Черном море – это вопрос географии и НАТО. Из за конвенции Монтрё западные страны крайне ограничены в возможностях обеспечивать военную мощь в черноморском регионе. Эта конвенция ограничивает количество кораблей, которые могут проходить через принадлежащий Турции Босфорский пролив. Россию такое ограничение касается в меньшей степени, но ее ограничивает ряд других факторов, с которыми, впрочем, она успешно справляется. Это касается прохода через Босфор авианосцев и как раз подводных лодок, хотя как знать – может однажды Россия скажет «это не авианосец, а крейсер» и это сработает. Любой военный конфликт меньше всего похож на шахматы, где каждую новую партию соперники начинают на одной и той же доске с одним и тем же набором фигур. Российский флот разбросан по разным местам, в каждом из них своя специфика, но в целом он довольно хорошо работает. И уж точно Россия абсолютно доминирует в Черном море.

«Россия расценивает Крым как свой задний двор»

– Инцидент с британским эсминцем «Дефендер» в Черном море, который, как утверждала Россия, зашел в ее территориальные воды, – что это было? Великобритания просто решила продемонстрировать России и союзникам свою силу в качестве независимой морской державы? Или что-то большее?

Залп катера российской береговой охраны в сторону «Дефендера». Позже Министерство обороны заявило, что не вело огонь по эсминцу или в его направлении, а осуществляло плановые учебные стрельбы

– Насколько я понимаю, их целью было показать поддержку союзникам, что они и сделали. Это вполне нормально и вполне ожидаемо, что ВМС США также действуют в Черном море. «Дефендер» посетил Украину и продемонстрировал то, что в народе назвали бы «свободой судоходства». Великобритания была вполне в своем законном праве, хотя они и прошли очень близко к водам, которые Россия считает своими. Очевидно, что Крым – это спорная территория, и, с точки зрения британского правительства, это часть Украины и России там быть не должно. Вместе с этим понятно, что Россия рассматривает Крым как свой задний двор и хотела, в свою очередь, послать соответствующее сообщение, чтобы оно было замеченным. В этой истории не менее важно еще одно обстоятельство: распространение поддельных GPS-данных, которое фальсифицировало реальное местонахождение кораблей. В тот раз эта фальсификация осталась лишь где-то на полях инцидента, но я думаю, это тема, за которой стоит пристально следить. Люди ищут информацию в открытых источниках, в СМИ, у людей, которые могут влиять на общественное мнение в социальных сетях, – и тут надо быть очень осторожным, потому что Россия и другие державы могут манипулировать данными. Это то, что мы видели на примере подделки маршрута кораблей, шедших в Украину мимо Крыма.

– Вы считаете, что данные о точном местоположении «Дефендера» были сфальсифицированы Россией, чтобы «доказать», что он зашел в российские территориальные воды?

– Официально в открытых источниках ответственность за это ни на кого не возложили. Но «Россия» – очевидный ответ в данным случае. Это было сделано профессионально, я не думаю, что за этим стояли какие-то активисты или любители. Кто бы это ни сделал, он приложил к этой подделке больше усилий, чем сделал бы непрофессионал, и это могли сделать только в России.

«Учения рядом с Ирландией – провокация»

– Что вы думаете о российских учениях в эксклюзивной экономической зоне Ирландии, против которых восстали ирландские рыбаки – и Россия сдала назад, пообещав переместить учения в подальше от этой зоны? Что за этим стоит? По одной из версий, место этих учений – это на самом деле своего рода «перекресток» важных подводных коммуникаций, и в этом весь их смысл.

– Да, это «перекресток» подводных кабелей связи, и это важный факт. В то же время я не думаю, что целью этих учений является прикрыть какие-то тайные манипуляции с этими кабелями. Это маловероятно, хотя нам следует быть осторожными, потому что мы не знаем мотивов и расчетов России. Ирландия является стратегически слабым местом в Европе, потому что она не входит в НАТО и у нее фактически нет собственного военно-морского флота. У нее есть буквально несколько кораблей, но я не думаю, что хоть кто-то в Ирландии считает ее хорошо защищенной с моря. Исторически это было нормально. Это своего рода противоположность Швеции или Швейцарии, это невооруженный нейтралитет, где вы как бы говорите: «Я нейтрален или не вовлечен, оставьте меня в покое». Это работает, если никто не заинтересован в вашем пространстве, но в последнее время воды вокруг островов даже в большей степени, чем суша, приобрели стратегическое значение. Поэтому вместо того, чтобы устраивать учения в водах Великобритании, которая является членом НАТО и ядерной державой, Россия делает это в Ирландии в водах, где Ирландия практически беззащитна. Впрочем, как это бывает и как мы увидели, ирландцы смогли организовать общественное давление на Москву и добиться от нее выгодных для себя изменений. Несмотря на это, такой выбор места для учений был полностью в пределах законных прав России. Это законно, но это было сделано как провокация – точно так же, как Россия сочла провокацией НАТО британский корабль в Черном море. Британия, конечно, так бы никогда не сказала. Всегда есть две стороны. Эти учения посылают сигнал Ирландии, но я не думаю, что из-за них мы увидим какое-либо существенное увеличение расходов Ирландии на оборону.

«России нужно не забывать о конвенции Монтрё»

– Сирийская операция. Повысила ли она боеготовность российского военно-морского флота? Может ли Турция стать настоящей проблемой для России, закрыв проход российских кораблей через Босфор, как она уже грозилась сделать в случае эскалации в Идлибе?

Российский фрегат «Адмирал Макаров» во время парада в честь дня ВМФ в сирийском Тартусе, 26 июля 2020 года

– Боевые действия в Сирии, а также война в Грузии 2008 года повысили боеготовность российских военно-морских сил по всем направлениям и позволили им испытать новые вооружения, в частности, крылатые ракеты. Это был ценный опыт. Что до закрытия Босфора, то это очень интересный вопрос. Турция является членом НАТО, так что Россия вряд ли предпримет против нее прямые военные действия. Я не хочу слишком много говорить о политике, но вы, очевидно, знаете, что положение Турции в НАТО временами было напряженным. У Турции много внешнеполитических интересов в Северной Африке и Сирии, которые сложны и часто кажутся противоречащими друг другу. Турция могла бы попытаться закрыть Босфор, чтобы протестировать и продемонстрировать свою политическую власть, сыграть в эту игру и заручиться дружбой с Западом. Если коротко – закрытие Босфора, конечно, может повлиять на [росийско-украинский] конфликт. Я не думаю, что это изменит результат, но это может повлиять на ситуацию. Вместе с этим и Турции, и НАТО, и России нужно не забывать о конвенции Монтрё. Россия явно недовольна многими аспектами этого соглашения и пытается найти лазейки, что их обойти. Тем не менее, заинтересованные страны, кажется, не хотят уделять этому слишком много внимания, потому что любое изменение конвенции Монтрё может сработать против любого из игроков. Да, это старомодное и устаревшее соглашение, Россия недовольна им, особенно в той части, которая регулирует проход через Босфор подводных лодок и в меньшей степени авианосцев, но есть в конвенции о то, что России нравится. Если бы не конвенция Монтрё, Россия бы получила американский авианосец в Черном море. Это был бы совсем другой расклад сил.

– Существует ли морская угроза со стороны России для северных стран, таких, как Швеция, которая недавно укрепила свои силы на острове Готланд?

– Определенный уровень угрозы есть, да. Станы Балтии, входящие в НАТО, а также северные страны, ориентированные на Запад, хорошо знают, что за последние годы ситуация осложнилась и российский военный потенциал в регионе усилился крылатыми ракетами для ударов по береговым целям, размешенными как на подлодках, так и на военных кораблях. Эти ракеты могут сыграть стратегическую роль в любом потенциальном конфликте, либо в качестве обычного средства сдерживания, либо, если действительно начнется война, Россия может запускать крылатые ракеты над Польшей в сторону Германии из Балтийского моря. Так что все эти страны, включая Швецию и Финляндию, но особенно члены НАТО, вероятно, очень обеспокоены этим.

«Инцидент на море можно использовать как спусковой крючок»

– Российские атомные подводные лодки, оснащенные ракетами с ядерными боеголовками. Может ли Россия просто подвинуть их поближе к Соединенным Штатам, вместо того, чтобы размещать ракеты на Кубе или в Венесуэле, как об этом много говорят?

– Конечно, Россия может нанести ядерный удар по США в любой момент. Россия также делает акцент на свои стратегические вооружения наземного базирования, и я не думаю, что в случае сценария Третьей мировой войны для того, чтобы уничтожить мир, им понадобится передислоцировать подлодки так далеко из Арктики или северной части Тихого океана. В целом я бы не стал фокусироваться на проблеме подлодок или баллистических ракет с ядерными боеголовками применительно к нынешнему конфликту.

Российская многоцелевая атомная подводная лодка c крылатыми ракетами (ПЛАРК) 4-го поколения «Казань», Мурманск, 1 июня 2021 года

– Что вы лично думаете о вероятности начала полномасштабных военных действий? США по-прежнему утверждают, что война «неизбежна», президент Украины Владимир Зеленский пытается сбить накал страстей, Россия, как всегда, отрицает, что собирается воевать.

– Не думаю, что я обладаю какими-то разведданными или знаю что-то, чего не знают остальные. Мне кажется, никто на самом деле не понимает, каковы цели Путина или России. Что касается вариантов, вероятных сценариев, то это масштабная военная операция в Украине в целом, захват всей страны, мы можем себе представить, как они это сделают. Такая операция может, но необязательно будет включать в себя действия военно-морского флота. Есть сценарии более локальных действий России, например, в регионе Азовского моря, и опять же – флот может действовать и здесь, но обязательным условием такой операции это не является. Роль военно-морского флота может быть стратегической, совершенно необязательно высаживать с них десант. Во-первых, само присутствие десантных кораблей заставит противника все время оглядываться ни них и строить предположения о том, что будет дальше. Во-вторых, эти корабли могут быть использованы для логистики, подвоза припасов и других подобных задач. Есть и другие варианты того, как в этом конфликте может быть использован флот. Например, какой-то инцидент на море можно использовать как спусковой крючок, как способ оправдания потенциальной эскалации.

Украинский патрульный катер в Азовском море, Мариуоль, 29 января 2019 года

Украинский патрульный катер в Азовском море, Мариуоль, 29 января 2019 года

Это всего лишь гипотеза, но такие действия могут позволить принудить противника к переговорам, так и не начав полномасштабного вторжения, они могут создать ситуацию, когда баланс сил изменится. Кроме того, Россия может использовать флот для маленькой, но безоговорочной победы над Украиной на море, остановившись при этом в шаге от красной линии в виде вторжения на суше. Это может быть чем-то похоже на перехват украинских катеров в районе Крымского моста в 2018 году, когда они направлялись в Азовское море. Фактически это было бы приглашением военно-морских сил Украины к самоуничтожению, чтобы добиться маленькой и популярной у народа победы, избежав при этом большой эскалации. Я не готов оценить в процентах вероятность того или иного развития событий.

– Украинские военно-морские силы всерьез воспринимать при этом не стоит?

– Только не в сугубо военном отношении. Не хочу забирать должное у конкретных украинских военачальников или недооценивать мощь отдельных украинских кораблей, но всерьез сравнивать способности российской и украинской армии в морской войне нельзя – ни по техническому оснащению, ни по важным географическим параметрам, ни по обстоятельствам, в которых находятся эти страны.

«24 saat»

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.