Loading...
Loading...
В РоссииВыбор СвободыНовостиПолитика

Потасовка возле аптеки. Как инженер Лукьянов попал в тюрьму

Алексею Лукьянову 37 лет, он ведет на YouTube канал «Досуг инженера», воспитывает двоих детей, называет себя обычным, скучным человеком. Скоро его могут посадить на три года за участие в прошлогоднем митинге в поддержку Навального. Алексея Лукьянова обвиняют по части 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти»). Кроме Алексея, по этой же статье предъявлены обвинения еще четырем участникам митинга. По версии следствия, Лукьянов избил начальника Центра по противодействию экстремизму УМВД по Калужской области Щербакова Р. А. Следствие утверждает, что 23 января на акции в поддержку Навального в центре Калуги Алексей Лукьянов, пытаясь высвободить одного из участников митинга, якобы два раза ударил Щербакова по рукам и столько же – по туловищу. Из доказательств у обвинения в материалах дела лишь показания эшников и полицейских. В качестве подтверждения собственной невиновности инженер представил суду видеозаписи, результаты полиграфа, показания участников митинга и данные экспертиз. Несмотря на это, гособвинитель запросил для Алексея Лукьянова три года колонии-поселения, а пострадавший Щербаков, по словам ответчика, требует с него денежную компенсацию. «Щербаков объяснил сумму иска ко мне в 100 тысяч рублей тем, что во столько он оценивает ущерб, якобы причиненный мною Российской Федерации, но почему-то получить компенсацию должен эшник, – говорит инженер. Алексей Лукьянов рассказал Радио Свобода, как его делают политзаключенным.

Алексей, по его словам, до зимы прошлого года не был ни на одной политической акции. 23 января он собирался на охоту, но ему не выдали разрешение. Тогда он, перед тем как отвезти жену, преподавательницу рисования, на урок, пошел в центральное почтовое отделение за корреспонденцией, которую давно не забирал.

Нашли в моем компьютере фильм команды Навального о дворце Путина. И на этом основании сделали выводы, что я интересуюсь политикой

«Около почтамта я увидел толпу людей. Я решил задержаться и посмотреть, что происходит. Тем более свободное время у меня было. Участники митинга спокойненько общались, кто-то выкрикивал речовки, но в целом все было мирно. Вскоре митингующие пошли по Театральной улице в другой сквер. Первые триста-четыреста метров все шли спокойно. В середине пути около аптеки я увидел полицейских. Они предупреждали, чтобы митингующие уходили с проезжей части. Я услышал крики о помощи и увидел, как двое мужчин в гражданской одежде тянут в разные стороны молодого парня в балаклаве, роняют и поднимают его. Незнакомая женщина пыталась ему помочь. Я подошел и вытянул паренька из этой обстановки, спросил, все ли у него хорошо, и пошел дальше. В этот момент рупором полицейского мегафона меня ударили сзади по голове, я упал на лед и сильно ударился», – рассказал Алексей. Очнувшись, он направился в сторону своей квартиры, которая находилась недалеко. Через 150 метров инженера догнал еще один человек в штатском. Он остановил Алексея и попросил его подождать, пока все разойдутся. «Кепка, черная куртка, барсетка. Я подумал, что это какой-то гоп-стоп из 90-х, но это был эшник Щербаков. Он меня к зданию прижал, а я говорил: «Нам может снег на голову упасть, и лучше отойти». Щербаков взял меня за руки. В этот момент митингующие стали кричать: «Отпускай». Они начали кидать в нас снежки. К нам подошел еще один человек, который сейчас находится в розыске по делу против нас, и стал меня оттаскивать. Щербаков в этот момент заломил мне правую руку. Я наклонился вперед, полицейский Якушев нанес мне удар в затылок. Я снова упал на землю, в ногу мне прилетел мегафон. В этот момент на меня побежала толпа. Я, испугавшись, что мегафон будут использовать как оружие против нас, отбросил его подальше от места потасовки. Затем я поднялся, встал и ждал, что меня заберут в участок. Но никто меня не забрал, потасовка закончилась, и я поплелся дальше. Ко мне подбежал знакомый, у которого я как-то дрова покупал. Мы поздоровались. Теперь его тоже обвиняют в нападении на сотрудников полиции и требуют посадить на 5 лет», – рассказал Алексей.

Сотрудники Центра «Э» в штатском не представлялись. Они просто набрасывались на людей

По версии Щербакова, Алексей Лукьянов нанес ему удары по туловищу и кистям рук, пытаясь освободить участника митинга. Позже эшник попытался задержать Лукьянова, но он оттолкнул его, сказав, что гуляет. После этого участники митинга начали их забрасывать снежками. Согласно заключению эксперта судебно-медицинского исследования, последствия «травматического воздействия» на Щербакова расцениваются как «не влекущие кратковременного расстройства здоровью и вреда здоровью не причинившие». Нигде в материалах дела нет информации, что какая-либо из видеозаписей может подтвердить факт нападения Лукьянова на Щербакова. Инженер утверждает, что все видеозаписи с митинга, которые он предоставил суду, говорят о его невиновности: «Я с большим трудом нашел несколько качественных записей с разных ракурсов. Ни на одной нет кадров, что я кого-то бью. Щербаков утверждал на очной ставке, что я его два раза ударил со спины, а потом обошел и ударил по рукам. Так вот, на видео Горуправы видно, что я за спиной у эшника не находился и даже не был там ни одной секунды».

Корреспондент Радио Свобода на видеозаписи с митинга тоже не увидела, чтобы Алексей Лукьянов кого-либо избивал. Двое, один в штатском, другой в форме, задерживают Алексея. Третий человек – как пояснил Алексей, участник митинга – пытается его освободить. Инженер во время задержания ведет себя спокойно. К ним подбегает толпа, закидывает и Лукьянова, и тех, кто его задерживает, и того, кто пытается его освободить, снежками. Начинается потасовка, люди, в том числе Алексей, падают за землю. Он проползает мимо дерущихся, поднимается, стоит в стороне и ошарашенно оглядывается.

Алексей Лукьянов в ботаническом саду в Москве

Я был уверен, что разнимаю драку, которую затеяли провокаторы на мирной акции

По словам Алексея, он предоставил суду видеотехническую экспертизу и психофизиологическое исследование. Выводы видеотехнической экспертизы выглядят так: «На представленных видеороликах запечатлен один и тот же момент драки, снятый разными очевидцами и с разных ракурсов. Ни на одном из представленных видеоматериалов не усматривается, чтобы мужчина в коричневой куртке «Лукьянов А.В» наносил кому-либо удары или толкал. На видеоматериале №6 отчетливо видно, что Лукьянов А.В. вынужденно находился между лиц, принимавших участие в драке. В результате чего был сбит с ног. После чего он выполз из-под дерущихся людей и, находясь в некотором шоке, стоял возле дерущихся людей». Алексей говорит, что заказывал экспертизу у той же организации, что и СК. Психолого-физиологическая экспертиза тоже не увидела в действиях Алексея на митинге в поддержку Навального 23 января какой-либо агрессии.

Юноша в балаклаве, которого пытался защитить Алексей, в своих показаниях в материалах дела не упоминает, что инженер бил сотрудников полиции. По словам этого участника митинга, Щербаков не представлялся сотрудником Центра «Э» или правоохранительных органов. Алексей хотел попросить молодого человека свидетельствовать в его защиту, но тот исчез. По мнению Алексея, на юношу в балаклаве оказали давление: «Этот парень – прямой свидетель в мою защиту. Квартира его семьи после митинга пустует, а куда они делись, никто из соседей не знает». По словам Алексея, несколько свидетелей подтвердили его невиновность и сказали, что Щербаков не показывал служебного удостоверения. Их показания в письменном виде были представлены Радио Свобода. «Я не знал, что парни, держащие участника митинга, это силовики. Я был уверен, что разнимаю драку, которую затеяли провокаторы на мирной акции. Сотрудники Центра «Э» в штатском не представлялись. Они просто набрасывались на людей. Я не понимал, как на таких мероприятиях происходят задержания, и у меня даже не было сомнения, что дерутся люди с разными политическими взглядами», – сказал Алексей.

Алексей Лукьянов в Калужской области

Алексей Лукьянов в Калужской области

На митинге его задержали, отвезли в участок, сначала посадили на 11 суток по административной статье, затем предъявили обвинение по части 1 статьи 318 УК РФ и отправили в СИЗО. Три месяца Алексей Лукьянов находился в СИЗО без возможности звонить семье и свиданий.

За признание мне обещали улучшить условия пребывания в СИЗО. Признательных показаний я давать не стал

«Следователь объяснил такое решение тем, что я могу раскрыть подробности дела. На самом деле подобными мерами он пытался вынудить меня дать признательные показания. Меня, несмотря на хроническое заболевание легких, держали в камере с курящими. Можно сказать, что я все три месяца провел под одеялом, пытаясь спастись от дыма, который стоял в камере. Я принимал душ лишь раз в три недели и не мог получить нужное мне лекарство. За признание мне обещали улучшить условия пребывания в СИЗО. Признательных показаний я давать не стал. Потому что я говорю правду: я не применял насилие к Щербакову. Весной мне изменили меру пресечения на домашний арест. И лишь позавчера меня «перевели» на подписку о невыезде и я смог связаться со СМИ», – говорит Алексей.

Алексей рассказывает, что за время пребывания в СИЗО и под домашним арестом он потерял многих клиентов. Он работает в сфере юридического консультирования и теперь из-за политического дела выглядит в глазах заказчиков неблагонадежным. «Я готовлюсь сейчас к самому худшему. Продумываю, как буду организовывать жизнь моей семьи, если меня посадят. Моей вины никакой нет, за участие в несанкционированном митинге я уже отсидел. По логике мне не должны вынести обвинительный приговор, но в нашей стране, когда речь идет о политических делах, логика не работает». Детям Алексея 10 и 14 лет, жена Алексея пытается заменить его на работе, но ей это тяжело.

«Обвинение ставило мне в вину, что я в начале следственных действий сказал, что не занимаюсь политикой. В материалах дела написано, якобы я сообщил, что не интересуюсь политикой. Но на самом деле я говорил, что не состоял в партиях, политических движениях и организациях, и в этом плане я аполитичен. Я не выступаю за Путина или Навального. Хотя Навального я очень уважаю. Затем, во время обыска, они нашли в моем компьютере фильм команды Навального о «дворце Путина». И на этом основании сделали выводы, что я интересуюсь политикой, и значит, виновен по статье 318. Политикой сейчас в России интересуется каждый взрослый человек. От политики зависит все в нашей жизни. Не интересоваться политикой – это как жить в воде и не интересоваться ее качеством», – говорит Алексей.

13 января на очередном судебном заседании во время прений сторон защита заявила:

«Из обыденного уголовного дела оно по ряду причин, якобы политических, превратилось в ад для пяти семей наших подсудимых. И то, как велось предварительное расследование с наплевательским отношением на закон, прикрываясь понятием «это политическое дело, все равно всех посадят», вызывает у меня и, я думаю, у моих коллег лишь негативные эмоции, особенно после выступления государственного обвинителя. От того, как в итоге завершится данное дело, для многих будет показателем оценки деятельности, прежде всего, судебной системы как независимой ветви власти, которая руководствуется принципами независимости, объективности и беспристрастности. И когда выздоровеет наша судебная система и мы начнем думать прежде всего о людях, а не о власти и деньгах, тогда и человечество станет здоровее и добрее. А сегодня мы, защитники и подсудимые, надеемся на объективный, справедливый и законный оправдательный приговор с правом на реабилитацию».

«24 saat»

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Подписаться на новости

Подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень ниже и никогда не пропустите новейший продукт или эксклюзивное предложение.