Новости

Хейтспич и критика в Азербайджане. Кому можно, а кому нельзя

Loading...

В Азербайджане можно стать мишенью языка вражды за свои непопулярные в обществе высказывания, политическую позицию, гендерную идентичность, манеру одеваться. Особенно часто объектами ненависти становятся представители ЛГБТ+, феминистки, общественно-политические активисты.

Только за последние годы из-за враждебных выступлений блогеров были убиты 2 трансгендерные женщины. Еще несколько представителей ЛГБТ+ отделались нападениями, но остались в живых. Последний случай – убийство, к которому подстегнула блогер Севиндж Гусейнова, призвавшая свою аудиторию к массовому убийству ЛГБТ+ людей. Группа активистов подала коллективную жалобу в правоохранительные органы, но им отказали ее рассмотреть. При этом блогер неоднократно подчеркивала, что за эти призывы ее ни разу не вызывали ни в какие органы.

Некоторые активисты считают, что власти закрывают глаза на так называемый «хейтспич», если он направлен на «неугодных» людей, а вот на критику в свой адрес, наоборот, реагируют очень жестко.

В Азербайджане нет закона о диффамации, который бы защитил людей от клеветы и оскорблений, а существующие законы не могут регулировать происходящее в виртуальном пространстве.  

Хотя реакция властей на критику, касающуюся их самих, не заставляет себя долго ждать. Так, например, некоторое время назад журналист Анар Абдулла получил 15 суток по обвинению в мелком хулиганстве и сопротивлении полиции. Но истинной причиной его ареста считают критический комментарий, написанный к одному из посвященных войне выступлений президента Ильхама Алиева. Еще до своего ареста журналист сообщил, что за критику властей в соцсетях его вызывали в полицию, где били и оскорбляли.

«Меня вызывали на «разборку»

Гражданский активист Гияс Ибрагимов рассказывает, что в период Второй карабахской войны он стал мишенью для угроз и нападок из-за своей антивоенной позиции. Мнения, которыми он делился в соцсетях, раздражали некоторых людей, в результате чего он столкнулся с давлением, преследованием и даже открытыми угрозами.

«Откровенного говоря, в отдельных ситуациях вполне можно было бы предвидеть и принять что тебе станут угрожать. Как можно было бы принять угрозы и оскорбления из-за антивоенных высказываний. Но это начало превращаться уже в нечто большее, чем просто угрозы. В тот период мне в личные сообщения пришло множество угроз. Большинство я даже не читал, просто удалял и все. Некоторые говорили, мол, скинь свой номер, дай адрес. Звали «поговорить», на «разборку» звали».

И хотя сам Гияс Ибрагимов не обращался в полицию по поводу этих угроз, но нашлись те, кто пожаловались на него самого. После чего его вызывали в полицию и вели беседы. Активист напоминает, что правоохранительные органы обязаны защищать гражданина, даже если от него не поступает заявления:

«Если, например, я напишу, что собираюсь кого-то зарезать, то, уверен: меня вызовут в полицию, даже если не будет никакой жалобы. А в мой адрес во время войны такое писали много раз. Но власти никак на это не отреагировали».

«Я получаю куда больше угроз»

Феминистка и защитница прав женщин Нармин Шахмарзаде также говорит, что подвергается преследованиям и угрозам за свои взгляды.  

По ее словам, азербайджанские власти не могут быть толерантны к феминисткам, потому что те – в отличие от некоторых подконтрольных правительству организаций, до сих пор твердивших о соблюдении женских прав – не прибегают к «косметическим мерам» и не приукрашивают реальность, а стараются докопаться до корней проблемы и выявить роль в этом государства.

Нармин Шахмарзаде говорит, что не обнародует большую часть получаемых угроз.

«Вы можете сказать, что я и так много чего обнародую. Но это не все. Я получаю гораздо больше угроз. Иногда это просто сообщения в личку. Такие я вообще не публикую. Или, например, если меня пять раз вызывают в полицию – в отделение там, или в управление – я пишу не обо всех этих вызовах. Как и не обо всех попытках взломать мой аккаунт».

Гендерная активистка полагает, что азербайджанские власти не воспринимают как проблему людей или подходы, в которых не видят угрозу для себя, и потому не принимают против них никаких мер.

А так как борьба и требования феминисток направлены прямиком на правительство, против них меры как раз принимаются – подчеркивает активистка.

«Фабрика троллей» и фейковые переписки

Гражданский активист Бахтияр Гаджиев говорит, что наибольшему давлению за свои критические высказывания он подвергался со стороны властей.

По его словам, члены проправительственной «фабрики троллей» или отдельные работники госструктур, науськанные своими руководителями, оказывают давление на него и других авторов критических комментариев.

«Но со мной был особый случай. Власти сварганили фейковую интимную переписку и  распространили ее, спровацировав тем самым кратковременную дискуссию в обществе. Целью всей этой затеи, естественно, было сформировать в обществе негативное представление о тех, кто критикует власти, скомпрометировать их, воздействовав таким образом на общественное мнение».  

Европейский суд по правам человека неоднократно выносил решения, согласно которым власти Азербайджана несправедливо арестовывают критикующих их активистов, дабы отомстить им.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch пишет, что азербайджанские власти продолжают безжалостные репрессии против тех, кто высказывается против них. 

«В стране фактически не осталось пространства для независимого активизма и журналистики или политической активности оппозиции, потому что многие активисты, правозащитники и журналисты были арестованы, а также были приняты законы и правила, ограничивающие деятельность и финансирование независимых групп», – сообщает организация. 

Власти Азербайджана, в свою очередь, называют подобные отчеты международных организаций предвзятыми и необъективными и заявляют, что никого не преследуют из-за расхождений во взглядах.

Ильхам Алиев о клевете в свой адрес

Бахтияр Гаджиев вспоминает, как много лет назад президент Ильхам Алиев в интервью телеканалу ANS скорбно жаловался, что на него клевещут. 

В том интервью Ильхам Алиев говорил, что, мол, другие политические силы ведут против него клеветническую кампанию и распускают слухи, будто бы он азартный игрок, чтобы запятнать и скомпрометировать его и его отца, бывшего президента Гейдара Алиева.

По мнению Бахтияра Гаджиева, если команда человека, некогда жаловавшегося на клевету, теперь занимается тем же самым по отношениям к другим, то им стоит хорошенько задуматься.

Активист утверждает, что написал около ста заявлений в правоохранительные органы по поводу угроз и давления в свой адрес, но там ему отвечали, что не могут найти этих людей, потому что они находятся за границей, или – что закон этого не позволяет.

«Но это лишь отговорки. Иначе правоохранительные органы выдвинули бы инициативу, чтобы Президентский аппарат предложил парламенту внести соответствующие поправки в законодательство. За последние 10-15 лет своей практики я неоднократно видел, как парламент в рекордно короткие сроки принимал выгодные властям поправки. Так что, подобное заявление правоохранительных органов – это не более, чем отмазки».

«Людей арестовывают за их критические высказывания»

По словам правозащитника Анара Мамедли, в Азербайджане путают хейтспич и критику. 

«Хейтспич, как правило, содержит призыв к совершению каких-то противозаконных действий, таких как насилие или «изгнание» из общества отдельного человека или группы людей исключительно из-за их национальной, этнической, религиозной, половой принадлежности или политических воззрений. Критические высказывания же – это совсем другое. Это иная точка зрения, иная оценка и подход к тем или иным событиям или людям, связанным с этими событиями».

Как говорит правозащитник, правительство, вообще-то, должно дать понять, что по конституции перед законом все равны, и все несут ответственность за призывы к убийству, избиению или насилию над кем-либо, и в их отношении надо принять меры. И  то, что правительство этого не делает, по мнению Мамедли, обусловлено тем, что оно не заинтересовано в демократизации страны и появлении здесь культуры демократии.

«Долгие годы людей в Азербайджане арестовывают и задерживают не за их политическую позицию и даже не за хейтспич, а за критические высказывания. Арестовывают на 10, 15 или 30 суток в административном порядке, или же на несколько лет по сфабрикованному уголовному делу. И все эти люди подвергаются подобной дискриминации, потому что позволили себе критические высказывания о власти, правительстве, первых, вторых, третьих лицах. Само по себе это явление – я сейчас не имею в виду хейтспич – показывает нетерпимость азербайджанских властей. А нетерпимость к критике обязательно ставит под сомнение свободу слова в обществе».

Правозащитник подчеркивает, что на властях лежит обязательство по обеспечению и охране свободы слова всех граждан, поддерживая при этом баланс.

«То есть, право на свободу слова имеют и те, кто защищает права сексуальных меньшинств, защищает политзаключенных или требует свободные выборы, и те, кто придерживается противоположного мнения», – объясняет он.

Согласно статье 25-й Конституции Азербайджанской Республики, государство обеспечивает права и свободы всех без исключения граждан, вне зависимости от их расовой или этнической принадлежности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного состояния, служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзам или иным общественным объединениям. Запрещено ограничивать права человека и гражданина, исходя из расового или этнического происхождения, языка, религии, пола, происхождения, воззрений, политической и социальной принадлежности.  

При поддержке «Медиасети»

«24 saat»

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button