Выбор СвободыНовостиПолитика

«Забывать об этом никто не собирается». Дело Навального в ОЗХО

Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) и Россия обменялись вопросами об отравлении оппозиционного российского политика Алексея Навального. Опрошенные Радио Свобода эксперты не ожидают, что в результате этой конфронтации Россия выйдет из ОЗХО или будет исключена из нее, но надеются, что в результате дальнейших разбирательств на международном уровне обстоятельства покушения на Навального станут предельно ясными.

Вопросы были заданы Великобританией от имени 45 стран во время 98-й сессии Исполнительного комитета ОЗХО, причем для этого впервые в истории организации была задействована статья 9 Конвенции о химическом оружии – она устанавливает 10-дневный срок для ответа страны, которую заподозрили в её нарушении. Российский МИД справился гораздо быстрее, уже через два дня отправив в ОЗХО документ и назвав его «встречным демаршем». Из него следует, что Москва отрицает сам факт отравления Навального на территории России и, в свою очередь, требует предоставить ей подробные документы, описывающие анализ взятых в Германии у Алексея Навального проб.

Впервые ОЗХО выразила свою «озабоченность» информацией об отравлении Навального нервно-паралитическим веществом еще 3 сентября 2020 года, спустя две недели после этого события и на следующий день после того, как власти Германии со ссылкой на результаты сделанных в лаборатории бундесвера исследований сообщили о том, что политик был отравлен «Новичком». Генеральный директор организации Фернандо Ариас выразил готовность помочь России с расследованием этого преступления, но сотрудничество российских властей и ОЗХО в этом направлении не заладилось.

Хронология взаимодействия России и ОЗХО

  • 1 октября 2020 года Москва пригласила к себе экспертов организации для выяснения обстоятельств случившегося с Навальным, но еще за день до этого, 30 сентября, обвинила ОЗХО в «ангажированности» – поскольку та не попросила у Москвы разрешения на получение биологических проб политика от Германии, где в лаборатории бундесвера в его анализах и было найдено вещество «Новичок».
  • 6 октября ОЗХО сообщила, что передала правительству ФРГ свой отчёт о работе в связи с поданным двумя днями ранее запросом о технической помощи по делу об отравлении российского оппозиционера Алексея Навального 20 августа 2020 года. В сообщении ОЗХО говорилось, что результаты анализов биомедицинских образцов, проведённых сертифицированными лабораториями ОЗХО и переданных немецкому правительству, подтверждают, что биомаркеры ингибитора холинэстеразы, найденные в крови Навального и образцах его мочи, имеют структурные характеристики, подобные токсичным веществам класса 1.А.14 и 1.А.15. Это боевые отравляющие вещества, относящиеся к группе так называемых «Новичков».
  • 15 октября представитель МИД России Мария Захарова сказала журналистам, что министерство ведёт подготовку к визиту экспертов ОЗХО в связи «с так называемым отравлением» Алексея Навального.
  • 23 октября сразу несколько российских и мировых СМИ, включая Радио Свобода, опубликовали результаты совместного расследования, из которого следовало, что в России продолжаются научные работы, связанные с «Новичком», а люди, которые руководят этими работами, неоднократно контактировали с сотрудниками ГРУ, в том числе накануне отравления «Новичком» Сергея и Юлии Скрипаль в британском Солсбери весной 2018 года. В этом же расследовании объяснялось, что Россия, вероятно, модифицировала «Новичок», приспособив его для наружного применения с использованием метода наноинкапсуляции – это позволяет отсрочить начало действия отравляющего вещества и делает его химическую формулу не идентичной, а всего лишь «подобной» (как и сказано в отчетах ОЗХО) тем «Новичкам», о которых стало известно после отравления Скрипалей.

Алексея Навального доставляют в берлинскую больницу «Шарите», 22 августа 2020 года

Вскоре после этого позиция Москвы относительно возможного сотрудничества с ОЗХО в расследовании отравления Навального резко изменилась: уже 12 ноября постоянный представитель России в ООН Василий Небензя пригрозил выходом страны из ОЗХО. Инспекторы ОЗХО так и не смогли приехать в Россию – по версии российской стороны, это произошло из-за «неприемлемых условий», поставленных организацией для осуществления визита. Дело в том, что формально именно Россия запросила у ОЗХО «техническую помощь» в расследовании инцидента в Томске, а следовательно, по мнению Москвы, именно она должна была определять порядок взаимодействия с Организацией по запрещению химического оружия. Российские власти настаивала на том, чтобы инспекторы ОЗХО ограничились исследованием оставшихся в стране биоматериалов Навального на базе сертифицированной лаборатории ОЗХО в НИИ гигиены профпатологии и экологии человека в Санкт-Петербурге.

О том, чего ожидали от визита в самой ОЗХО, официально не сообщалось. Из опубликованных Россией в минувшую субботу документов, направленных в ОЗХО вместе с ответами на вопросы Великобритании и еще 44 стран, следует, что организация выдвигала некие «требования» к Москве, которые там сочли неприемлемыми. Из документов следовало, что организация, в частности, требовала, чтобы ее эксперты получили свободный доступ к лечившим Алексея Навального в России врачам, данным исследований взятых у него в России проб и всем медицинским записям. Ранее российские чиновники несколько раз заявляли, что на самом деле ОЗХО ставит целью визита «проверку наличия у России химического оружия».

Александр Мураховский (теперь уже бывший главврач омской больницы, где лечили Навального) рассказывает журналистам о его состоянии, 21 августа 2020 года

Александр Мураховский (теперь уже бывший главврач омской больницы, где лечили Навального) рассказывает журналистам о его состоянии, 21 августа 2020 года

Вопросы без ответов

Вот опубликованные на сайте ОЗХО вопросы, которые представители Великобритании от лица 45 стран поставили перед Россией:

  • Какие именно шаги российские власти предприняли в связи с использованием химического оружия на российской территории 20 августа 2020 года – учитывая, что у России есть обязательства, в том числе, наказать лиц, причастных к нарушению конвенции о запрещении химоружия?
  • Какими были результаты этих шагов и как Россия может объяснить выводы, к которым ранее пришли эксперты ОЗХО – о том, что Навальный был отравлен веществом из группы «Новичок»?
  • Какие шаги Россия планирует предпринять в связи с инцидентом?
  • Наконец, последний вопрос касался сотрудничества России с ОЗХО, в том числе речь идёт о возможности визита экспертов организации в Россию, которому Москва, как утверждается, чинит препятствия.

Что ответила Россия?

Российская сторона в рамках «ответного демарша» заявила устами постоянного представителя России при ОЗХО Александра Шульгина, что вопросы отправлены «не по адресу» – еще раз намекнув, что, по мнению Москвы, Навальный был отравлен «Новичком» уже в Германии. Власти ФРГ обвиняются Россией в «препятствовании расследованию» и в отказе предоставить запрошенные Россией данные и образцы биоматериалов Навального. Полный ответ российской стороны также опубликован на сайте ОЗХО и состоит из 283 страниц документов, включающих в себя переписку российских правоохранительных органов с правоохранительными органами ФРГ. Из процитированных в российском ответе писем немецкой стороны, например, стало известно, что в Германии, в лаборатории бундесвера, действительно анализировали две бутылки от минеральной воды «Святой источник» из номера томской гостиницы, где жил Навальный, и нашли на них следы схожего с «Новичком» вещества. Россия в своем ответе утверждает, что соратница Навального Мария Певчих не вывозила из Томска никаких бутылок с жидкостью.

Бутылка «Святого источника» в номере Алексея Навального в томском отеле

Вместо ответов Великобритании и 44 странам-членам ОЗХО Россия направила в адрес ФРГ, Франции и Швеции (лаборатории двух последних стран также исследовали анализы Навального и нашли в них «Новичок») свои вопросы:

  • Кто сопровождал Навального на борту самолета, доставившего его из Омска в Берлин?
  • Почему от России «скрывали» тот факт, что немецкая сторона направила ОЗХО запрос о помощи еще 4 сентября?
  • Почему «тщательно скрывается» роль в истории с отравлением Алексея Навального Марии Певчих, «новоиспеченной подданной Великобритании», «имеющей тесные связи с британским разведсообществом» (сама Певчих не раз отрицала наличие у нее британского подданства и подобных связей, Россия не предоставила никаких доказательств того, что у нее есть британский паспорт)?
  • Почему от России «скрывают» формулу вещества, которым якобы был отравлен Навальный, и почему не передают России видеозапись того, как у Навального брали биоматериалы для исследования?

В качестве приложения к «демаршу» российская сторона опубликовала ряд документов – это письма российских инстанций и некоторые ответы на них, а также запрос, сделанный в правительство ФРГ группой депутатов бундестага из партии «Альтернатива для Германии» (AfD, правопопулистская партия, выступающая за сотрудничество с Россией), и ответ на него. Из этого корпуса документов можно сделать выводы о том, в чем принципиально расходились позиции российской стороны, Германии, ОЗХО и тех стран, в которых проводились анализы проб, взятых у Алексея Навального:

  • Россия неоднократно настаивала на предоставлении ей биологических проб, взятых у Навального в клинике «Шарите», подробных результатов их анализа, точной химической формулы вещества, которым, по данным ОЗХО, был отравлен политик, а также видеозаписей взятия проб и процесса их маркировки. Насколько можно понять из опубликованной переписки, во всех случаях Россия получила аргументированные отказы. Против предоставления российской стороне проб возражал сам Алексей Навальный. Подробные данные токсикологического анализа и формула токсина были скрыты из отчета ОЗХО из-за возможного риска распространения опасного боевого отравляющего вещества. Представители стран, где проводились анализы, также отказались передавать России данные анализов, ссылаясь на требования национальной безопасности. Видеозаписей взятия проб и их маркировки, как сообщили в правительстве Германии, не существует.
  • Немецкая сторона неоднократно отмечала, что, хотя российские власти просят о правовом сотрудничестве в рамках расследования отравления Навального, в самой России уголовное дело о покушении на политика заведено не было.
  • Российская сторона несколько раз отмечала, что бутылки из-под воды не были обнаружены при досмотре багажа Марии Певчих и Георгия Албурова, зато Певчих покупала что-то в автомате в предполетной зоне аэропорта. Впрочем, бутылки, которые были переданы для анализа в лаборатории ОЗХО, в действительности и не были в багаже Певчих и Албурова (об этом см. ниже)
  • Переговоры по визиту в Россию экспертов из ОЗХО зашли в тупик из-за того, что организация настаивала на полном доступе к медицинским документам Алексея Навального и его российским лечащим врачам, тогда как российская сторона хотела ограничиться совместным проведением анализа проб политика в российской лаборатории. Против последнего, насколько можно судить по переписке, возражал уже сам Алексей Навальный. Требования ОЗХО в России сочли неприемлемыми.
Алексей Навальный с семьей в Германии, октябрь 2020 года

Алексей Навальный с семьей в Германии, октябрь 2020 года

Депутаты «Альтернативы для Германии» также интересовались, оказывала ли «организация Беллингкэт» финансовую и другую помощь Алексею Навальному. Правительство ФРГ ответило, что не имеет об этом информации и не считает необходимым прояснять этот вопрос (аналитик Bellingcat Христо Грозев написал в твиттере, что его финансовая помощь Алексею Навальному ограничилась приготовлением для российского политика итальянской пасты – впрочем, российским властям хватило и этого, чтобы признать расследовательскую группу “иностранным агентом”).

Вне контекста дела об отравлении в том же депутатском запросе AfD был задан вопрос о том, оказывало ли правительство ФРГ помощь Навальному в получении доступа к архивным данным, касающимся Владимира Путина. Речь, судя по всему, идет о расследовании ФБК о «дворце Путина», в котором были показаны некоторые документы из архива Штази. Правительство ФРГ заявило, что такой помощи не оказывало.

Что говорят эксперты?

Независимый эксперт по химическому оружию Марк-Михаэль Блум, работавший в ОЗХО с 2012 по 2019 годы и участвовавший в расследовании отравления Сергея и Юлии Скрипаль «Новичком», считает, что вопросы, направленные России членами ОЗХО, дают понять, что «никто не собирается забывать об отравлении Навального». По словам Блума, так как речь идет об отравлении гражданина России на российской территории, большинство действий в рамках работы ОЗХО могла инициировать только сама Россия. Использование статьи 9 Конвенции – способ для других стран сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

При этом сами заданные российской стороне вопросы Блум считает «безобидными». «В сущности они сводятся к вопросу, сделала ли Россия хоть что-нибудь. А вот вопрос по поводу расследования, в котором были названы конкретные российские лаборатории, до сих пор участвующие в создании химического оружия, не прозвучал», – отмечает Блум.

Христо Грозев из расследовательской группы Bellingcat, которой удалось доказать причастность ФСБ к отравлению Алексея Навального, говорит, что в российских ответах на вопросы 45 стран-членов ОЗХО нет ничего нового, зато ранее не публиковавшаяся информация есть в процитированных Россией письмах немецкой прокуратуры:

«Например, мы впервые видим официальное подтверждение того, что на обеих бутылках, вывезенных из томской гостиницы командой Навального, действительно были найдены следы «Новичка». Почему эти бутылки не были найдены в багаже Марии Певчих? Вы бы на месте Певчих, Албурова и остальных взяли бы с собой эти бутылки, зная, что при прохождении границы столкнетесь с сотрудниками ФСБ? Я бы не взял. Это вопрос к ним, но я думаю, что они вывезли эти бутылки из России другим путем и через других людей».

Христо Грозев и Алексей Навальный звонят сотруднику ФСБ Константину Кудрявцеву

Христо Грозев и Алексей Навальный звонят сотруднику ФСБ Константину Кудрявцеву

Грозев считает, что российский «встречный демарш» адресован в первую очередь внутренней российской аудитории:

«Мы видим подтверждение информации о том, что Россия после госпитализации Навального в Германии пыталась получить доступ к его медицинским записям, к нему самому, пыталась узнать, какие вещественные доказательства есть в распоряжении ФРГ. Германия отвечала, что все это либо уже и так находится на российской территории – как, например, образцы крови и биоматериалов, взятых в больнице в Омске, либо речь идет о данных, которые запретил передавать России сам Навальный – по немецкому закону он имел право это сделать. В остальном российский ответ ОЗХО – это переваривание старой пропаганды. У меня сложилось ощущение, что этот ответ России направлен на внутреннюю аудиторию или на ленивую часть аудитории западной, которая не будет утруждать себя проверкой фактов».

Христо Грозев отмечает, что российский ответ не внес ясность в вопрос о том, почему миссия ОЗХО, которую российские власти после отравления сами пригласили в страну, так и не приехала в Россию. Зато на 283 страницах ответа содержится вопрос, которым сама Россия и задается:

«Техсекретариат откровенно нам лгал, – заявил 7 октября постоянный представитель России при ОЗХО Александр Шульгин. – В тот момент, когда эксперты ОЗХО орудовали в клинике «Шарите» и брали пробы у Навального, высокопоставленные представители организации уверяли нас в том, что они даже не знают, какого содействия хотят немцы от технического секретариата, и что они вообще никаких документов от Германии не получали». Эти беседы, по словам Шульгина, проходили 10–11 сентября, в то время как запрос от немецкой стороны был получен ОЗХО 4 сентября.

Христо Грозев объясняет:

«Из российского ответа становится понятнее очередность процессов, которые происходили в начале сентября. Мы видим, что 4 или 5 сентября Германия просит ОЗХО, чтобы она забрала образцы крови и биоматериалов Навального, но при этом не сразу просит исследовать их на предмет наличия следов химоружия. Они просто просят, чтобы ОЗХО надежно хранила эти материалы у себя. В это же время Германия уже попросила две лаборатории из Германии и Франции сделать такие анализы. К 10 сентября Германия получила из этих лабораторий подтверждение, что в образцах находится «Новичок», и только тогда 11 сентября власти ФРГ заказали такой же анализ ОЗХО. Скорее всего, Кремль решил не пускать к себе инспекцию ОЗХО именно после того, как уже три лаборатории доказали присутствие «Новичка» в крови Навального».

Что будет дальше?

Чего можно ожидать от ОЗХО и ее отдельных членов после публикации Россией «встречного демарша»? Марк-Михаэль Блум, знакомый с бюрократической стороной работы организации, предполагает, что на основании параграфа 4 (д) статьи 9 Конвенции одна из стран-участниц может потребовать прояснения позиции России через Исполнительный комитет ОЗХО. В дальнейшем генеральный директор организации Фернандо Ариес может сформировать специальную экспертную группу. Не исключено, что пройдет чрезвычайная сессия Исполнительного комитета, а может быть (впрочем, Блум считает, что вероятность этого невелика), и чрезвычайная конференция членов организации. Эксперт подчеркивает, что какая-то из стран-участниц может потребовать проведения особой инспекции объектов в России, но из-за того, что речь идет об очень незначительных количествах отравляющих веществ, добиться проведения такой инспекции будет «очень сложно».

Генеральный директор ОЗХО Фернандо Ариас

Генеральный директор ОЗХО Фернандо Ариас

Только общая конференция членов ОЗХО имеет право по статье 12 Конвенции рекомендовать санкции против одной из стран-участниц. Такая рекомендация может быть направлена в Совет Безопасности ООН и Генеральную Ассамблею ООН. Блум подчеркивает, что Россия имеет право вето в Совбезе, но не в Генеральной Ассамблее.

По большому счету, помимо этого у ОЗХО как у бюрократического органа остается не так много инструментов давления на Россию. В частности, объясняет Блум, организация не может выгнать кого-то из своих членов – разве что Россия сама откажется от членства. «Конечно, это было бы плохо – тем более Россия наверняка прихватит кого-нибудь с собой, например, Сирию. Это не будет означать конец Конвенции о запрещении химического оружия, но нанесет удар по системе контроля. Впрочем, выйдя из конвенции, и сама Россия лишится возможности влиять на процессы, связанные с работой организации, и не будет знать о том, что происходит внутри ОЗХО», – говорит Блум.

По словам Христо Грозева, следующим шагом будут очередные ответы Германии и Британии или новые встречные вопросы:

«Я думаю, что они покажут полученные ФБК результаты анализов, взятых у Навального в больнице в Омске. Эти результаты говорят о том, что уже тогда у него было критическое снижение уровня холинэстеразы в крови. И будет задан только один вопрос: его ли это анализы? И если его, то что вам, России, дало повод говорить, что он не был отравлен или был отравлен не в России? А если это результаты не его анализов, то покажите их нам. Я думаю, следующий шаг будет уже более конкретным и не будет ограничиваться общими фразами. Начало этого обмена вопросами и ответами больше похоже на ритуальное действие, но дальше я ожидаю эскалацию и думаю, что у этого процесса есть практический смысл. Кончится все это совсем уже конкретными вопросами к России, за которыми может последовать демарш и отказ с российской стороны продолжать диалог. Вопрос, что будет после этого. Россию не могут выгнать из ОЗХО, без России существование этой организации теряет смысл. Не знаю, чем это все закончится, но в ближайшие недели нас ждет эскалация этой конфронтации».

Source link

«24 saat» — на русском

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button