НовостиПолитика

итоги выборов глазами проигравших кандидатов

Loading...

Ассоциация независимых муниципальных и региональных депутатов разместила петицию к Центральной избирательной комиссии и её главе Элле Памфиловой с требованием признать несостоявшимися выборы всех уровней, которые проходили в России 17-19 сентября, из-за многочисленных нарушений. Обращение опубликовано на портале Change.org . По мнению авторов петиции, прошедшие выборы в очередной раз стали максимально не конкурентными, значительные группы граждан были лишены возможности избрать своего представителя во власти. «К участию в выборах под надуманными и не правосудными предлогами не были допущены самые яркие оппозиционные политики», — говорится в обращении.

Проведение многодневного голосования привело к росту возможностей для массовых фальсификаций, а отключение общедоступной видеотрансляции «отбросило всю избирательную систему на десятилетие назад», считают авторы документа. Права независимых наблюдателей подвергались постоянным незаконным ограничениям, в их адрес поступали угрозы, на них совершались нападения, отмечается в обращении. Авторы петиции также потребовали отменить электронное голосование, которое, по их мнению, могло быть использовано для корректировки результатов очного голосования.

Петицию, в том числе, подписали член президиума Ассоциации независимых депутатов Юлия Галямина, депутат Мосгордумы Михаил Тимонов, московские муниципальные депутаты Илья Азар, Андрей Морев, Антон Алифанов, Евгения Гершберг и другие.

Днем 23 сентября группа кандидатов, принимавших участие в выборах в Госдуму по одномандатным округам, объявила о создании коалиционного комитета «За отмену ДЭГ». Участники комитета сфорулировали три его цели:

  • Добиваться отмены результатов электронного голосования на выборах в Москве.
  • Добиваться отмены использования систем электронного голосования на предстоящих выборах всех уровней.
  • Бороться против иных методов фальсификации выборов.

Радио Свобода поговорило с участниками выборов, которые были среди лидеров на своих избирательных участках, но проиграли после официального подсчета голосов ЦИК. Один из них, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский, вновь смог стать депутатом Заксобрания, но мандат депутата Государственной Думы ему не достался. Вишневский, который выдвигался от партии «Яблоко», намерен оспаривать нарушения в суде:

Это не нас обокрали. это обокрали граждан, которые за нас голосовали

— Мы будем добиваться восстановления настоящих результатов этих выборов как в Государственную Думу, так и в Законодательное собрание. Это естественные действия, которые мы будем предпринимать, потому что это не нас обокрали, это обокрали граждан, которые за нас голосовали, в том числе, и за меня. Мы видели многочисленные «карусели», участки без видеонаблюдения и возможности контролировать процесс голосования. Были пакеты с легко отклеивающимися лентами с номерами, которые легко переклеить на другой пакет, где находятся фальшивые бюллетени. Было фальшивое надомное голосование и тупой вброс и переписывание протоколов, когда члены избирательных комиссий от оппозиции удалялись с участка силами полиции или отстранялись по суду. Нагоняли военных, которые неизвестно сколько раз голосовали, потому что это невозможно проконтролировать, списки избирателей засекречены, а участки закрыты для видеонаблюдения. Это самый краткий перечень нарушений, которые мы видели.

Понятно ли, сколько всего мандатов получает «Яблоко» в Заксобрании Петербурга?

Наши коллеги бы выиграли, если бы выборы были честными

— В Законодательном собрании итоги уже утверждены, «Яблоко» получает два мандата, и я — один из избранных депутатов по партийному списку. Я хочу, чтобы была признана моя победа в Законодательное собрание в моем округе, и я буду биться за победу в округе в Госдуму.

— Если бы в Думу смогли избраться кандидаты от «Яблока», смогли бы они что-то там изменить?

— Хочу вам напомнить, что в 1989 году Межрегиональная депутатская группа на Съезде народных депутатов СССР составляла примерно 5 процентов от общего числа депутатов, однако страну изменили именно они. Я думаю, власти не хотели, чтобы даже один голос правды звучал с думской трибуны, поэтому нагло подделали итоги в думском округе в Петербурге, где я выиграл, и в таком же думском округе в Москве, даже в двух, где выиграли Сергей Митрохин и Игорь Николаев. Поэтому не пустили на выборы Льва Шлосберга, который выиграл бы, подделали итоги выборов в округе Эмилии Слабуновой в Карелии, это тоже все наши коллеги, которые выиграли бы, если бы выборы были честными.

А было ли что-то в этой предвыборной кампании и в голосовании, что вас поразило даже как опытного политика? К примеру, вот эти несколько Борисов Вишневских, которые стали вашими конкурентами на выборах, или попытка вырвать у вас жалобы на нарушения…

Это был просто тупой наезд, это были просто неосвоенные деньги

— В этом случае меня просто хотели запугать, надавить психологически, не пустить в администрацию на время подсчета голосов. Но там все равно находились мои коллеги, и это уже ни на что не влияло. Я думаю, это просто такой тупой наезд, окончательная отработка плана действий против меня. Видимо, там у них остались неосвоенные деньги и невыполненные пункты плана, и их решили отработать в этот день, но крайне тупо и неуклюже. Это мне вообще почти не запомнилось. Я буду добиваться, естественно, наказания нападавших, и их главарь уже, собственно, установлен. Полиции даны все показания, объяснения написаны, и я надеюсь, что их найдут и накажут. А удивила меня эта история с моими двойниками, получившая очень широкую огласку. У нас раньше были двойники, но это были люди, которые реально носили такие же имена и фамилии или просто фамилии, как у кандидата, которому надо было помешать. А чтобы меняли имена и фамилии на мои, а потом еще и внешность, вот такого, пожалуй, еще не было. При этом один из этих двойников, как хорошо известно, еще недавно был помощником моего конкурента от «Единой России» по выборам в Государственную Думу. Везде, где считали честно или хотя бы относительно честно, на всех участках я у него выиграл эти выборы, а дальше в ход пустили вбросы, фальсификации и переписывание протоколов, все как обычно. Это даже уже не удивляет. Но одну важную вещь еще хочу сказать. Меня очень огорчила низкая явка избирателей. Если на выборы в Петербурге пришло бы не 35 процентов, а 75, никакие фальсификации бы не помогли. И все, кто не ходил на выборы, но недоволен их результатами, должны понимать и честно себе сказать: если бы я пришел, фальсификаторам было бы сложнее решить поставленные задачи.

Что лично вам дает силы заниматься политикой в современной России, с этими массовыми фальсификациями выборов и политически пассивными гражданами?

Я вижу большую поддержку людей, это огромный кредит доверия

— Несмотря ни на что, я вижу большую поддержку людей. Я ее ощутил на этих выборах, особенно в последние две-три недели. Люди встречали меня на улицах, фотографировались со мной, сейчас мне непрерывно звонят и пишут и говорят, что голосовали за меня целыми семьями, целыми домами и возмущены тем, что эту победу отняли — я имею в виду выборы по одномандатному округу в Госдуму и в ЗакС. Это очень важный и огромный кредит доверия. Собственно, только это и дает силы. Если бы этого не было, было бы куда сложнее, — говорит Борис Вишневский.

Подсчет бюллетеней на московском избирательном округе

Кандидат от партии «Яблоко» Сергей Митрохин, который баллотировался в Госдуму по одномандатному округу в Москве, тоже проиграл. Победа его соперника Олега Леонова, по мнению Митрохина, была нечестной:

Я знал, на что иду, это моя политическая победа

— Лично я не жалею, что я участвовал в этих выборах. Я знал, на что я иду, я знал, что такое российские выборы, и был готов ко всему. Я неоднократно заявлял о том, что я побеждаю, и об этом говорят мои контакты с избирателями. В ходе своей собственной агитации я проводил социологический опрос, и большинство людей, которые собирались идти на выборы, поддерживали меня. На улицах, во дворах, в общественном транспорте, в сетях — это было совершенно очевидно. Но я все время говорил, что это не значит, что я буду депутатом, потому что предстоит такое вот совмещенное мероприятие – трехдневное очное голосование и электронное голосование. Оказалось, что электронное намного страшнее очного, оно-то и дало массовый электронный вброс. Естественно, я понимаю, что я победил, это моя политическая победа. Но бюрократически и технологически это не победа, а проигрыш.

Сергей Митрохин на акции в Москве, 2017 год

Сергей Митрохин на акции в Москве, 2017 год

— Собираетесь ли вы оспаривать итоги выборов? И имеет ли это смысл?

Оспаривать итоги совершенно бессмысленно

— Конечно, собираюсь. Понимаете, если я не буду оспаривать итоги, то мне все избиратели скажут: ну, вот, ты не хочешь защищать наши голоса. Хотя и они понимают, что это совершенно бессмысленно. Но, естественно, все необходимые процедурные действия я осуществлю. Я обжалую решение еще до официального оглашения результатов, я сейчас буду собирать данные от том, как люди не смогли проголосовать на избирательных участках, поскольку их, не спрашивая, включили в электронное голосование. Ну, и сейчас появилась петиция на Change.org за отмену итогов электронного голосования, и я буду призывать своих избирателей к ней присоединиться.

— Наверняка, когда вы начинали эту кампанию, вы знали, что в Думу вы не пройдете. Почему вам важно было поучаствовать в этих выборах? И какие чувства вы сейчас испытываете?

Я животным быть не хочу, поэтому буду участвовать во всех выборах, пока мне будут позволять силы и здоровье

— Аристотель говорил: «Человек есть политическое животное». Если человек не занимается политикой в том объеме, на который он способен, то он просто превращается просто в животное, которое стоит в стойле и жует сено. Я таким животным быть не хочу, поэтому я буду участвовать в любых выборах, пока мне это будут позволять мои силы и здоровье. Я не хочу становиться животным, поэтому я участвую в выборах.

Чему-то вас научила эта кампания? Может быть, она чем-то вас удивила?

Моя стратегия — я постоянно работаю с людьми, помогаю им боротся со всякими безобразиями

— Вы знаете, меня удивило, что у меня было очень мало денег, а у моего конкурента Олега Леонова , которого протащило электронное голосование, по моим подсчетам, на кампанию ушло от 60 до 80 миллионов рублей. Я потратил на кампанию в 10 раз меньше — всего 6 миллионов рублей. И для меня было таким приятным сюрпризом, что моя политическая стратегия дала результат. Она заключается в том, что я постоянно работаю с людьми, я помогаю им преодолевать трудности, которые создает власть, бороться со всякими безобразиями — строительными, экологическими и прочими, это и делает, собственно, мою кампанию эффективной. Реклама – это, конечно, важно, но основная моя стратегия – постоянная деятельность и работа с людьми. Вот она на этой кампании дала блестящий результат, гораздо более мощный, чем пять лет назад в другом избирательном округе Москвы, и сейчас я получил намного больше голосов. Значит, я действую правильно и буду уверенно продолжать. Не знаю, доживу ли до того момента, когда в России будут нормальные выборы. Но если доживу, то абсолютно точно их выиграю, — уверен Сергей Митрохин.

Правозащитница Марина Литвинович, выдвинутая на выборы в Госдуму партией «Яблоко», также не получает депутатский мандат. Больше всего в этой избирательной кампании ее поразили не столько фальсификации итогов голосования, к которым все уже успели привыкнуть, сколько политическая пассивность граждан. Тем не менее, Литвинович о своем опыте не жалеет:

Нам надо добиться отмены электронного голосования на всех выборах

— Вы знаете, предвыборная кампания всегда дает уникальную и законную возможность вести агитацию: распространять газеты, листовки, воззвания, проводить встречи с людьми, стоять с пикетами у метро. Сейчас в России нет легальной возможности проводить все эти мероприятия, у нас даже одиночные пикеты запрещены, не говоря уже о митингах. Но на время избирательной кампании каким-то чудесным образом эти пределы и запреты были сняты, и у меня была легальная возможность это все делать, распространять информацию, проводить встречи, чем я и занималась. На мой взгляд, надо пользоваться этими возможностями, которые у нас пока еще есть, поэтому я решила эту кампанию проводить. Конкретно свой проигрыш я оспаривать не собираюсь. Кандидатам надо создать какой-то оргкомитет (этот комментарий был записан до объявления о создании коалиционного комитета, одним из инициаторов которого стала Марина Литвинович — РС) и поговорить о том, как нам отменять, во-первых, результаты электронного голосования на нынешних выборах, и вторая задача – как добиться того, чтобы электронное голосование было отменено в принципе. Через год в Москве будут выборы муниципальных депутатов, и если на них тоже будет использоваться электронное голосование, у нас есть ощущение, что это будет большой опасностью для результатов этих выборов. Поэтому будем бороться за это, потому что нам стало очевидно, что электронное голосование – это основной инструмент фальсификаций.

Уже мало кто удивляется этим манипуляциям, фальсификациям на российских выборах, технологиям, которые используют власти и ЦИК. Было ли что-то на этих выборах, что вас поразило?

Основным противником на этих выборах были пораженческие настроения у людей

— Удивила высокая степень апатии граждан. Основным противником на этих выборах были не мои конкуренты, а апатия и сильное пораженческое настроение у людей. Мне говорили: «Все бесполезно, выборы ничего не значат и ничего не решают. Все равно нас обманут, и идти на выборы не надо». И мы просто сражались за то, чтобы люди пришли на выборы. Но, как видите, мы снова получили такой же результат. На самом деле, это очень плохо, когда люди совсем отказываются от гражданского участия . Надо участвовать в выборах, пока есть такая возможность, — убеждена Марина Литвинович.

По предварительным итогам выборов в Госдуму, «Единая Россия» получает 324 места из 450 и сохраняет конституционное большинство. В нижнюю палату российского парламента также проходят КПРФ, «Справедливая Россия – за правду», ЛДПР и «Новые люди». Явка, по данным ЦИК, составила 52 процента.
Движение за права избирателей «Голос» (признано российскими властями иностранным агентом) зафиксировало более пяти тысяч жалоб от избирателей о вероятных нарушениях во время голосования. В МВД рассказали, что получили более 750 заявлений на ход голосования. ЦИК подтвердил 12 случаев вброса бюллетеней в восьми регионах.

Source link

«24 saat» — на русском

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button