В РоссииВыбор СвободыВыборыНовостиПолитика

Оппозиция против. Почему сомнительны результаты электронного голосования

Loading...

Наблюдатели и оппозиция критикуют результаты электронного голосования в Москве. Главная причина – разница в цифрах при подсчете голосов, поданных на участках и в электронном виде. В одномандатных округах эта ситуация привела к тому, что оппозиционные кандидаты, побеждавшие по итогам подсчета «оффлайновых» голосов, проиграли после появления данных дистанционного голосования.

В понедельник на Пушкинской площади в Москве несколько сотен человек протестовали против фальсификации выборов. Акцию пыталась согласовать партия КПРФ, не признавшая результатов электронного голосования в Москве, однако городские власти разрешения на ее проведение не дали. Тем не менее на площади присутствовали несколько кандидатов в депутаты от коммунистов, требовавшие отменить результаты электронного голосования в столице. Итоги выборов призвал обсудить кандидат в депутаты Михаил Лобанов, поддержанный проектом Алексея Навального «Умное голосование». Согласно подсчёту бюллетеней, поданных на избирательных участках, он опережал своего конкурента от «Единой России», телеведущего Евгения Попова, на 10 тысяч голосов, но после публикации итогов электронного голосования ЦИК объявил о победе Попова с отрывом в 20 тысяч голосов.

На Пушкинской площади были также сторонники политической платформы «Социалистическая альтернатива», которая является частью более широкой международной сети социалистических организаций. Ее активисты считают выборы сфальсифицированными.

Участники протеста на Пушкинской площади. Москва, 20 сентября

Отменить результаты электронного голосования в Москве призывает также общественное движение «Голос» (признано «иностранным агентом» в России. – Прим. РС). В докладе, посвященном ходу голосования и итогам парламентских и региональных выборов, который движение накануне опубликовало на своем сайте, говорится:

«…Система голосования и подсчета голосов непрозрачна даже для лиц, обладающих специальными знаниями в сфере информационных технологий, не говоря уже об остальных избирателях. Таким образом, нынешняя система электронного голосования не соответствует высоким требованиям подконтрольности обществу электоральных процедур. Ситуация доверия к системе интернет-голосования усугубляется сбоями в работе Портала наблюдения в первый день голосования. В течение трех дней голосования отмечены сложности в реализации активного избирательного права у существенного числа избирателей, а сам подсчет голосов необъяснимо затянулся до утра 20 сентября».

В «Голосе» отмечают, что у избирателей не было возможности убедиться в честности электронного голосования, а на сайте организации опубликовано более 4 тысяч сообщений о различных нарушениях. ЦИК официально подтвердил лишь двенадцать случаев вбросов бюллетеней. В МВД заявили, что существенных нарушений, способных повлиять на итоги голосования, не зафиксировано.

В Москве на сбои в работе сайта mos.ru системы электронного голосования избиратели стали жаловаться, начиная с первого дня выборов. В Мосгоризбиркоме это объяснили тем, что система вынуждена была ввести механизм очереди из-за большого наплыва желающих. Глава общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве Алексей Венедиктов сказал, что сайт получал около 47 тысяч запросов в минуту.

Сопредседатель «Голоса» Роман Удот назвал прошедшую процедуру голосования «позором», а сами выборы – «одними из самых грязных» в российской истории. В интервью телеканалу «Настоящее Время» он объяснил, что такой вывод в том числе основан на функционировании системы электронного голосования:

– Голосов не было, потому что эта система нерабочая. Соответственно, были там фальсификации или нет, мне неизвестно, и даже это не является на самом деле предметом обсуждения. Эта система не отражает голоса избирателей, поэтому никакого смысла использовать ее для выборов нет.

– Что это значит: не отражает голоса избирателей?

Роман Удот

Роман Удот

– Это значит, что она нарушает примитивные законы математики. У нас получилось так, что так называемых электронных бюллетеней, как они это называют, было выдано на 78 тысяч меньше, чем получено голосов. Такое на этой планете еще не происходило, возможно, это какая-то инопланетная система, с которой мы не знакомы. Но тогда она должна применяться в условиях других планет. На Земле так называемая конверсия, когда выдано, допустим, 100 для простоты, нельзя, чтобы ими проголосовали 120 раз – а это то, что у нас произошло.

Глава общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве и главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в интервью телеканалу «Настоящее время» назвал электронную систему голосования «честной, прозрачной, надежной и во всяком случае более чистой, чем традиционная система голосования бумагами»:

– Я как начальник штаба в Москве в основном сталкивался с жалобами на надомное голосование, на отсутствие людей в списке, в реестре бумажного традиционного голосования. Поэтому мы, безусловно, будем развивать систему электронного голосования. Конечно, мы ее будем делать более современной, мы будем ее корректировать. Есть над чем думать и над чем работать, но она надежная, честная и прозрачная. Поэтому я не вижу никаких оснований для того, чтобы каким-то образом аннулировать ее результаты.

– Роман Удот из движения «Голос» сообщает, что к концу голосования электронными бюллетенями в Москве число проголосовавших начало обгонять число выданных бюллетеней и достигло к концу голосования 78 тысяч. Как такое могло быть?

Алексей Венедиктов

Алексей Венедиктов

В чем некомпетентность? В том, что в московской системе голосования была заложена идея переголосования. То есть если человек, предположим, думает, что он под давлением, или ему кажется, что он под давлением: что он должен отчитаться о том, как он проголосовал, – то в течение суток каждые три часа он мог переголосовать. И блокчейн устроен так, что каждая транзакция – это плюс один. Голосов и полученных бюллетеней больше, чем людей, на экране. Но система устроена так, что [засчитывается] последний по времени голос. Это, кстати, было одной из причин задержки подсчета, можно будет потом об этом поговорить. Мы предупреждали об этом раз пять или шесть – и за два дня, и за три, и за четыре, – что это число будет больше. Я вам могу сказать, что из 1 миллиона 943 тысяч (зарегистрированных на электронное голосование избирателей. – Прим. РС) у нас воспользовалось переголосованием 300 тысяч. То есть 300 тысяч человек взяли второй раз бюллетень, а некоторые и третий. Естественно, это плюс один, плюс один, плюс один. И таким образом, по-моему, у нас там вообще 650 тысяч дополнительных транзакций. Еще раз повторяю: мы это говорили, это можно найти во всех наших интервью. Мы понимали, что будут такие вопросы, но тем не менее эти вопросы есть, хорошо, я еще раз объясню – мне не жалко.

Роман Удот из «Голоса» реагирует на это объяснение так:

– Попался. Попался жулик. На самом деле он просто невнимательно посмотрел на собственный сайт, который они называют observer.mos.ru. У них на самом деле есть еще и почасовая штука, которая показывает, сколько каждый час было выдано бюллетеней и сколько каждый час было подано голосов. Там написано, что в первый час голосования 17 сентября выдано было, на минуточку, 20 тысяч бюллетеней, а проголосовано было, на минуточку, 100 тысячами голосов. То есть, если верить главному редактору «Эхо Москвы», получается, что на сайт зашло 20 тысяч, которые в течение часа поменяли свои политические взгляды пять раз. Я никогда не мог себе представить, что человечество настолько опустилось, что такими толпами люди появляются в электоральных системах и пять раз за час меняют свои политические убеждения, накручивая этот счетчик. Потом удар гонга наступает 8:00 до 8:59 вечера, когда голосовало 20 тысяч, меняющих пять раз за час свои убеждения, а потом приходят другие, которые вели себя совершенно по-другому, – говорит Роман Удот.

Система электронного голосования на этих выборах широко применялась и при организации выборов на территориях, оккупированных Россией. В частности, граждане Украины, получившие российские паспорта в непризнанных «ДНР» и «ЛНР», голосовали также дистанционно. Для этого накануне выборов были открыты консультационные пункты, в которых, под надзором инструктора, на портале «Госуслуг» в основном чиновников обучали голосовать онлайн. Помимо этого, в Ростовской области были открыты свыше десяти участков, предназначенных для участия в выборах жителей подконтрольных России территорий Донбасса. Сюда направили 825 автобусных рейсов и 12 поездов с «избирателями», для которых также была временно введена упрощенная система пограничного контроля. Речь шла о голосах 538 тысяч граждан Украины, получивших российские паспорта.

Поскольку на неподконтрольных Киеву территориях Донбасса участвовавшие в выборах российские партии имели ограниченные возможности проводить агитацию, «Единая Россия» имела в этом случае преимущество, что и отразилось на результатах. В Ростовской области, куда поступали как данные по голосам, поданным через систему электронного голосования, так и в бумажном виде, победила «Единая Россия» как во всех одномандатных округах, так и по общим результатам (за эту партию отдали голоса более половины избирателей).

Перевес в голосах за партию «Единая Россия», поданных в системе электронного голосования, – еще одна причина, по которой оппозиция сомневается в честности выборов. Алексей Венедиктов считает, что полученные результаты соответствуют общим цифрам, объявленным по итогам выборов в России:

– «Единая Россия» получила в онлайн 847 тысяч голосов, а главный конкурент, компартия, получила 300 тысяч голосов. Но если брать процент от общей явки онлайн – вы можете сами это перепроверить – вы увидите, что это соотношение одинаково. У «Единой России» 30,1%, а у КПРФ 30,4%. Иными словами, если мы внимательно смотрим, а не просто на цифры, сейчас уйдем в более широкую долю, это некое совпадение. Три партии из пяти первых призывали голосовать онлайн – и получили больше голосов в электронном голосовании, чем в офлайн. Это «Единая Россия», это ЛДПР, у которой больше электронных голосов, – Жириновский голосовал и призывал – и это «Новые люди». Это партии, которые призывали [голосовать электронно]. А другие партии, в том числе КПРФ и «Справедливая Россия», говорили: «Мы не доверяем, [идите] ножками, не ходите туда», – и они получили меньше голосов. Если вы своих избирателей призываете не пользоваться этим инструментом, а потом говорите: «А что, это они не умеют пользоваться? А где они?» А их нет – вы так звали, – говорит Алексей Венедиктов.

Специалист по анализу данных Борис Овчинников проанализировал результаты голосования на участках и онлайн и «не заметил признаков рисования». Свой вывод Овчинников объясняет тем, что некоторые оппозиционные партии (в частности КПРФ) призывали своих избирателей голосовать на участках, а не дистанционно (в отличие, например, от «Единой России»). Если сравнивать голоса у таких партий, как «Яблоко» и «Новые люди», то разница при голосовании онлайн и на участке не так велика, как в случае, например, КПРФ. Кроме этого, как подчеркивает Овчинников, «в онлайне меньше доля голосующих согласно «Умному голосованию».

В подробном посте в фейсбуке эксперт объясняет, что «сравнение данных по доле голосующих онлайн с электоральными результатами тех же участков в 2016 году показывает, что наблюдаемые различия между результатами голосования на обычных участках и в онлайне вполне могут быть объяснены существенными различиями в географии расселения и политических предпочтениях онлайн- и офлайн-электоратов. Из этого не следует однозначный вывод, что при подсчете результатов ДЭГ (дистанционное электронное голосование. – Прим. РС) не было фальсификаций – у нас нет возможности проверить это. Но утверждения, что наблюдаемые различия могут объясняться только фальсификациями и что наличие фальсификаций при подсчете результатов ДЭГ можно считать доказанным, на мой взгляд, необоснованны». При этом Овчинников подчеркивает, что невозможность доказать фальсификации не означает, что не следует добиваться отмены электронного голосования, а также отмены полученных таким образом результатов волеизъявления, так как в случае голосования онлайн существует целый ряд проблем, заставляющих сомневаться в честности избирательного процесса: «Принуждение к онлайн-голосованию; сомнения избирателей в конфиденциальности выбора; невозможность проверки того, голосует ли человек самостоятельно и не под контролем ли; невозможность проверки подсчета результатов; обилие технических сбоев».

Пока, впрочем, одного мнения о честности или сфальсифицрованности электронного голосования в Москве нет: эксперты продолжают анализировать его результаты, хотя и признают, что оно устроено так, чтобы выявить стопроцентные доказательства подтасовок было невозможно.

Source link

«24 saat» — на русском

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button