В РоссииВыбор СвободыМы в других СМИНовостиОбществоПолитика

Неугодные расследования

В России в реестр запрещенных сайтов были внесены два независимых издания: расследовательский центр «Досье» и правозащитный проект Gulagu.net. Роскомнадзор начал их блокировку на основании судебных решений, однако в упомянутых изданиях не подтверждают участие в заседаниях суда, связанных с этим процессом. О решениях российских властей и в «Досье», и в Gulagu.net узнали после того, как сайты перестали быть доступны в России.

30 июля Генпрокуратура России запретила доступ к странице, на которой опубликована статья «Дело Шестуна» из доклада «Лубянская Федерация», что стало причиной блокировки всего сайта «Досье». В тексте рассказывается о связи бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна с высокопоставленными сотрудниками ФСБ России. В частности, в публикации упоминается генерал-полковник Иван Ткачев – бывший глава 6-й службы УСБ ФСБ – которому, как утверждается в материалах статьи, Шестун давал крупные взятки. Шестуна арестовали по обвинению в мошенничестве, но Ткачев остается на свободе.

В статье на сатйе «Досье» говорится о том, что Шестун мог оказаться за решеткой из-за его общественной активности и несогласия с некоторыми решениями, которые на региональный уровень спускались свыше. Чиновник выложил в сеть запись разговора якобы с генералом Ткачевым, который шантажировал его и угрожал «катком» уголовных дел, если он не уйдет в отставку. За несколько месяцев до ареста Шестун опубликовал обращение к Владимиру Путину, в котором рассказал о принуждении его к отставке под угрозой конфискации дома и уголовного преследования.

Как сообщили многие российские СМИ, блокировка сайта «Досье» из-за этой публикации была начата на основании решения Таганского районного суда Москвы. Однако о судебном процессе, по информации Максима Дбара, пресс-секретаря Михаила Ходорковского, «Досье» не уведомили:

– Я видел сообщение на сайте «Эхо Москвы», но не знаю их источника информации. Нас о судебном решении не извещали. Мы не получали ни предупреждений, ни требований убрать какой-то материал с сайта. Поскольку сетевые ресурсы проекта «Досье» находятся за рубежом, то сами сотрудники об этой блокировке не знали. Мы узнали об этом из СМИ, а потом люди начали писать, что нет доступа к сайту. Мне кажется, что все-таки о судебных решениях должны предупреждать или ставить в известность, давать разъяснения всем сторонам, которые задействованы в том или ином судебном разбирательстве. Нас никто ни о чем не ставил в известность.

– Как вы оцениваете случившееся?

Это признание заслуг, что мы все делаем правильно, что мы делаем хорошие расследования

– Наверное, это можно оценивать как признание заслуг. Мы видим, что сейчас идет последовательный накат на многие расследовательские медийные проекты. Это очень достойная компания – «Инсайдер», «Проект», до этого «Медуза». Мне кажется, что быть в числе таких СМИ – это признание заслуг, что мы все делаем правильно, что мы делаем хорошие расследования. Сейчас это подтвердили таким вот странным образом.

– Тем не менее, блокировка будет означать проблемы с доступом к сайту у пользователей в России. Решаете ли вы эту проблему?

– Мы в значительной степени используем ресурсы социальных сетей, чтобы распространять информацию. Упала ли посещаемость? Об этом можно будет, наверное, сказать после публикации следующего большого расследования или аналитической статьи. Нас, естественно, можно найти в соцсетях – они не заблокированы. И я бы призвал всех потенциальных читателей, которые находятся на территории РФ, осваивать VPN, поскольку это не первый и не последний случай блокировки.

– Поводом для блокировки сайта «Досье» стала статья под названием «Дело Шестуна». Расскажите об этом деле и о материалах, которые удалось собрать для этой статьи.

– Я не уверен в том, что это было поводом для блокировки. Дело в том, что заблокирован весь сайт. И мы пока, к сожалению, не имеем никакой официальной информации, то есть ни решения суда, ни какого-то письма, вообще никаких документов, которые бы нам объясняли причину произошедшего. Упомянутая вами статья была частью большого расследования, которое мы делали. Речь о докладе, посвященном незаконной деятельности ФСБ. Это очень большой и объемный документ на нескольких сотнях страниц. Там описывается большое количество проблем, затрагиваются интересы разных людей, рассказываются истории. Незаконная деятельность спецслужб находится в фокусе нашего внимания. Это касается и ФСБ, и ГРУ, и СВР. У нас очень много материалов на эту тему. Что именно стало поводом для блокировки, я думаю, мы узнаем лишь со временем.

– Тем не менее, в сообщении в телеграм-канале Центра «Досье» говорилось о том, что причиной блокировки была публикация статьи «Дело Шестуна».

– У нас было такое впечатление после того, как оказалось, что эта страница была отдельно помещена в реестр запрещенных сайтов. Но, естественно, сказать с уверенностью, что причина была именно в этом – невозможно. Мы делали большой доклад, посвященный ФСБ. В то же время, по-моему, как раз в статье о Шестуне многие из ранее публиковавшихся материалов были сведены вместе, – говорит Максим Дбар.

Правозащитный проект Gulagu.net Роскомнадзор заблокировал по требованию Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Федеральной службы безопасности России (ФСБ). Об этом сообщил на своей странице в фейсбуке основатель проекта Владимир Осечкин. В интервью он рассказал, что проблемы у сайта начались задолго до окончательной блокировки сайта в России, однако свою аудиторию издание все же не потеряло.

– Есть ли у вас информация от официальных представителей государства о том, по какой причине сайт Gulagu.net заблокировали?

Владимир Осечкин

– Вся эта история началась в 2015 году. К тому моменту социальная сеть Gulagu.net насчитывала более 15 тысяч зарегистрированных пользователей и специализировалась на разоблачении фактов нарушения прав человека, фактов коррупции, пыток и убийств заключенных в местах принудительного содержания в России, конкретно в учреждениях ФСИН. Тогда меня приглашали под видом обсуждения необходимости взаимодействия на несколько встреч. И вот на одной из них мне поставили несколько условий, среди которых было мое якобы добровольное согласие работать с неким куратором из Управления «М» ФСБ России – это управление курирует работу МВД, МЧС и Минюста, куда и входит ФСИН. Сотрудничество подразумевало введение на сайте системы премодерации, внутренней самоцензуры, отказ от публикаций наших расследований без консультаций и одобрения. Я, конечно же, отказался.

Если сначала переговоры со мной имели форму, скажем так, мягкого диалога, сопровождавшегося предложением каких-то поощрений, то последняя встреча закончилась угрозами, что против меня будет начата кампания по дискредитации. И 9 сентября 2015 года к нам в квартиру, где я проживал вместе с детьми и женой в Подмосковье, в московские квартиры моих родственников, близких друзей и коллег по Gulagu.net пришли бойцы спецназа, пропагандисты с РЕН ТВ и НТВ с камерами, а также следователь Следственного комитета и оперативники ФСБ, ФСИН и МВД. Против нас была проведена масштабная спецоперация под предлогом борьбы с организованной преступностью. Обыски у меня начались ранним утром 9 сентября. В течение полудня оперативная группа и спецназ находились на территории моей квартиры. Я сам добровольно передал им все документы, планшеты, макбуки, ключи-пароли – мне нечего было скрывать. Я понимал, что в квартире у нас ничего преступного нет, при том, что они внимательно осмотрели наши кошельки, семейные сейфы и так далее. Никто никаких миллионов у нас не нашел (обыски проводились у Владимира Осечкина и его коллеги Дениса Солдатова по подозрению в мошенничестве – получении 1 миллиона рублей якобы за содействие в освобождении отца Натальи Малининой, который тогда находился под следствием – Прим.РС).

Через год после этих событий мои адвокаты, уже после моего отъезда из России, получили соответствующий ответ из прокуратуры и Следственного комитета, что все подозрения в мой адрес не подтвердились. Но после обысков и моего выступления на Радио Свобода, а также чтобы сохранить независимость работы нашего проекта и личную свободу, мы с семьей были вынуждены покинуть территорию России, и с тех пор мы продолжаем заниматься разоблачением фактов пыток, убийств, бесчеловечного обращения по отношению к заключенным и фактов коррупции во ФСИН.

Российские силовики при этом неоднократно проводили различные рейдерские атаки с целью уничтожения и блокировки Gulagu.net. Одна из них была предпринята после публикации наших материалов, были возбуждены уголовные дела в отношении заместителя директора ФСИН России, главного экономиста Олега Адольфовича Коршунова (он был разоблачен в хищении сотен миллионов рублей и приговорен к 9 годам тюремного заключения – Прим.РС).

И дальше, в январе 2020 года, после штурма квартиры нашего программиста в Москве, после рейдерского захвата всех его компьютеров, записей и получения доступа к системе администрирования 16 января 2020 года была уничтожена наша социальная сеть путем хакерской атаки. Уничтожены данные, публикации, посты, открытые письма тысяч наших зарегистрированных пользователей, волонтеров, родственников заключенных и независимых правозащитников.

Весной 2020 года мы восстановили деятельность сайта, хотя не в полном объеме, не все материалы нам удалось восстановить, и мы продолжили работать, параллельно развивая наш YouTube-канал. И вот буквально в середине 2020 года опять юристы ФСИН предприняли новую попытку – подали в суд и в Роскомнадзор документы против нас. Наши юристы и адвокаты представляли наши интересы в Хорошевском районном суде Москвы. На протяжении нескольких месяцев проводились подробные судебные слушания. Сторона Роскомнадзора и ФСИН предъявляла обвинения, что якобы я в июне 2020 года совершил административное правонарушение на территории РФ, так как не зарегистрировал Gulagu.net в одном из реестров Роскомнадзора и не предоставил свое согласие по требованию российских правоохранительных органов передавать им личные данные пользователей.

Абсурдность этого заключается в том, что 13 сентября 2015 года, за пять лет до этого, я уже покинул Россию. И я физически уже более пяти лет проживают на территорию Франции под международной защитой, получив политическое убежище. Cайт Gulagu.net работает также на европейских серверах, его обслуживают наши программисты и координаторы, которые живут на территории Франции и Германии. Юридически ни сам сайт, ни я, как основатель этого проекта, к РФ не имеем ровным счетом никакого отношения. И дальше судья Хорошевского суда 14 декабря 2020 года вынес решение об отказе в удовлетворении требований ФСИН и Роскомнадзора.

Чем дольше я находился в относительной безопасности и работал независимо от российских властей, тем больше с каждым годом информации к нам поступало

После этого в течение нескольких месяцев данное решение не обжаловалось. Мы, честно говоря, успокоились и решили, что ФСИН смирилась и решила учитывать нашу критику. Однако буквально несколько недель назад, как теперь мы уже понимаем, Мосгорсуд с пропуском всех процессуальных сроков аннулировал и отменил решение Хорошевского суда и сразу во второй инстанции, без уведомления наших адвокатов, без уведомления меня, как основателя проекта, вынес решение о блокировке сайта Gulagu.net, о чем мы узнали буквально позавчера, когда получили соответствующее решение Роскомнадзора по электронной почте.

В данном случае нам абсолютно понятно, что это очевидное ограничение свободы слова, это очевидный очередной виток репрессий. В данном случае, речь идет не о том, что лично я им не нравлюсь как человек, а речь идет об их политическом решении – закрыть самый большой сайт для родственников заключенных и для независимых правозащитников, который позволял без цензуры и модерации рассказывать о тех вопиющих фактах изнасилований, пыток, избиений, убийств заключенных, которые происходят в местах лишения свободы.

– Что сейчас происходит с сайтом? Он доступен в России? Вы имеете какие-то технические возможности для того, чтобы читатели вашего сайта могли иметь к нему доступ в России?

– Чтобы облегчить данную ситуацию для наших уважаемых подписчиков и читателей, мы практически с коленки вчера сделали в срочном порядке сайт-зеркало, который называется Gulagu-net.ru. Если люди пытаются зайти на Gulagu.net, они автоматически попадают на этот новый сайт. На данный момент Роскомнадзор и ФСИН ничего не сделали против этого сайта. Блокировка этого ресурса займет еще какое-то время. У нас есть еще YouTube-канал, там более 137 тысяч подписчиков, более 55 миллионов просмотров, более тысячи видео. Он сейчас является основной площадкой, на которой мы также, помимо сайта, распространяем нашу информацию. Мы постараемся не только сохранить работу проекта, но и сделать его еще более эффективным, быстродейственным и более международным.

– Ваш проект зависит от информации, которую вы получаете из России от родственников людей, которые оказались в тяжелой ситуации за решеткой, от бывших заключенных. Этот канал информации в связи с теми проблемами, которые вы описали, и которые длятся уже много лет, не иссяк?

– Когда я вынужденно покидал Россию, чтобы сохранить независимость сайта Gulagu.net, я, честно говоря, думал, что с переездом в Европу действительно через полгода-год иссякнет поток информации, и мы просто либо закроем сайт, либо оставим его в первоначальном виде. Но произошло совершенно неожиданное. Чем дольше я находился в относительной безопасности и работал независимо от российских властей, тем все больше и больше с каждым годом информации к нам поступало. И не только от родственников заключенных, бывших заключенных, и находящихся в заключении, но к нам начали обращаться действующие сотрудники ФСИН, МВД, Минюста, прокуратур, многие люди, которые находятся внутри системы, но не согласны с репрессивной политикой. Эти люди (кто-то лично доверяя мне, а кто-то действуя анонимно) стали передавать нам информацию. Особенно за последний год к нам просто хлынул огромный поток информации, даже служебный видеоархив из целого ряда регионов ФСИН России, – рассказывает Владимир Осечкин.

Помимо уже упомянутых в статье блокировок сайтов нескольких изданий, ранее в России были заблокированы русскоязычные страницы чешского иновещания Радио Прага – в качестве причины указывалась статья о Яне Палахе, совершившем самосожжение в знак протеста против ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию в августе 1968 года.

Source link

«24 saat» — на русском

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button