Видео анонсВидеоэфир: ток-шоуЛицом к событиюНовостиПолитика

Телевидение меняет тактику. Кремль приказал?

Канал «Россия-1» выбрасывает из эфира дневное ток-шоу «Кто против», целиком посвященное украинской тематике, и сносит из прайм-тайма свое «флагманское» шоу 60 минут, тоже фактически обсуждающее только Украину. Его место займет программа Андрея Малахова. Означают ли эти перемены курс Кремля на прекращение пропагандистской войны с соседней страной? К чему призовет Владимир Путин в своем послании на этот раз? Обсуждают аналитик Фонда Карнеги Андрей Колесников и телекритик МК Александр Мельман. Ведет программу Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Вы думаете, что эти праздники уже закончились? Ничего подобного, главный праздник случится завтра. Здравствуйте, Андрей Колесников. 15 января послание президента Российской Федерации. И конечно, абсолютный праздник, как я поняла по некоторым сообщениям, этот праздник будет с каждым россиянином, по крайней мере об этом позаботится «Общероссийский народный фронт», чтобы каждый остался охваченным этим событием. Вы читали про такое?

Андрей Колесников: Конечно, Путин войдет в каждый дом. Я думаю, что он будет уже материализовываться рано или поздно в воздухе. Какие-то технологии, наверное, уже существуют, цифровизация на марше. Ради чего цифровизация затеяна: во-первых, чтобы контролировать российских граждан во всех обстоятельствах их жизни, во-вторых, чтобы Путин приходил к ним каждый день в разном виде, в любых ситуациях. Вот такая тренировка будет завтра.

Елена Рыковцева: Давайте с космоса начнем. Сначала он войдет в космос, в космический дом. Общероссийский народный фронт предлагает, чтобы это послание услышали космонавты, «они будут с интересом наблюдать за тем, что скажет президент». Уже сейчас прогнозирует «Народный фронт», что интерес их будет большим. «Россияне увидят послание на горе Эльбрус, в аэропортах, в больницах, в библиотеках, общественном транспорте. В Астрахани жители посмотрят послание на большом экране, расположенном на здании филармонии. Во всех такси Астрахани будет включено это послание. В Москве трансляцию посмотрят в аэропортах, столичных барах и кафе. В вагонах метро столицы будут транслироваться видеоролики и изображения с цитатами президента. Нижегородцы смогут послушать выступление на большом стадионе. Челябинцы – в месте хранения мистического челябинского метеорита». Его несет куда-то туда, в эти высоты, в эти дали.

Андрей Колесников: Не будем вспоминать всерьез анекдот про то, что россияне высадились на Луне. Не думаю, что туда отправится наш президент. Но это все напоминает тоталитарную утопию. Вождь возникает из ниоткуда, во всех местах, в любых ситуациях, где бы вы ни были. В Кремле думают, что это не смешно, что это серьезно? Это гомерически смешно. Любая диктатура, авторитарный режим, тоталитарный режим в результате иногда доходит до такой стадии, когда он становится немножко комическим. Он таки стал комическим. Степень абсурда достигла каких-то невероятных величин. Что такого скажет Путин, что это нужно было бы цитировать? Понятно, он скажет, что поляки плохие и Польша начала Вторую мировую войну, естественно, как без этого обойтись. Это школьники будут учить наизусть, в университетах будут студенты декламировать перед лекциями.

Елена Рыковцева: «Организованный просмотр трансляции из Центрального выставочного зала «Манеж» пройдет в каждом муниципалитете Удмуртии. В Ижевске просмотр организуется в залах заседания Госсовета, Городской думы и помещений регионального исполнительного комитета Общероссийского народного фронта». Может быть, обычный гражданин сможет улизнуть от просмотра и прослушивания этого послания, если он, конечно, не спустится в метро в этот момент, но депутаты уже не сумеют, везде их охватит это послание, на всех их депутатских рабочих местах.

Андрей Колесников: Пройдет еще год, слушание послания, очевидно, будет принудительным. Сейчас это в режиме маркетологии, то, что называется навязанная услуга, то есть ты не хочешь его слушать, а будешь. Пока этот режим добровольно-принудительный, тестирование, безусловно. Но это очень многое говорит о том, что эти многочисленные количественные изменения внутри режима политического превратились в качественные. Степень его маразма достигла наконец качественной величины. То есть это ощущение безумия пришло наконец. Оно пришло прямо в январе 2020 года. Вот уже 20 лет правит нами этот человек, мы называем его автократом, режим авторитарным, никто уже с этим не спорит, потому что спорить с этим совершенно бессмысленно. Достигли стадии цирка. Из всех искусств для нас важнейшим является кино и цирк.

Елена Рыковцева: Это мы у слушателей попросим позвонить и сказать, согласны ли они с вами, что ощущение безумия вот только сейчас. Может, к кому-то это ощущение пришло раньше. Посмотрим сюжет, где мы вспомнили, как это все было за все 20 лет.

Елена Рыковцева: Можно ли сделать хоть какие-то выводы, проанализировав все эти послания, что завтра будет главным – демография, ракеты, Украина или Парад Победы?

Андрей Колесников: Кроме содержания есть еще форма. Послание – это заимствованная у американского народа форма обращения к нации, к политическим институтам. Это американская выдумка, мы забываем часто об этом. Это такой жанр, предполагающий очень серьезный разговор без игр и шоу, как это делается во время Прямой линии, как это делается во время пресс-конференции главы государства. Но постепенно форма стала шоуобразной. Мы все помним мультики, показанные с ракетами, какой это восторг невероятный вызвало в зале, какой замечательный патриотический подъем. Спустя год это перестало все мобилизовывать население, потому что грянула пенсионная реформа, военная мобилизация закончилась, рейтинги перестали реагировать на любые победы внешнеполитические, внимание сфокусировалось на внутренних проблемах, прежде всего социальных, прежде всего экономических. Соответственно, говорить придется об этом. Если зачитывать даже официальные данные Росстата, ничего хорошего из них извлечь невозможно. Я бы на месте Кремля все-таки не показывал бы в каждом доме это послание, потому что разговор об экономике неизбежно духоподъемный обернется враньем. Эти люди не могут реализовать единственные инструменты экономической политики, которые они используют – национальные проекты. У них не проходят деньги, они не могут их потратить, потому что приоритеты выбраны неправильные, вообще бюджетные деньги тратятся очень вяло, где-то их воруют, очевидно, о чем сегодня Алексей Кудрин говорил, что коррупция меньше не стала – это триллионы рублей.

Елена Рыковцева: Вообще-то он на священную корову покусился, на коррупцию, на проекты.

Андрей Колесников: Сейчас открыто говорить о проблемах уже нельзя. Это еще один качественный эффект прошлого года, который перешел в этот. Происходит цензура, самоцензура, нам будут показывать розовые картинки. Очевидно, судя по тому, что Путин войдет в каждый дом, будет нечто духоподъемное. Естественно, это год 75-летия Победы, все силы будут брошены на мифологизацию исторической политики, которой Путин питается все эти годы, он же у нас единственный наследник Великой отечественной войны, он единственный, кто вообще победил в этой войне практически, практически в ней поучаствовал, судя по тому, как с каждым юбилеем это празднование оказывается все более пафосным и все более формальным, все более путиноцентрическим. С отказом от того, чтобы думать, с отказом от того, чтобы горевать. Исторический ритуал – это обычно совместное горевание. Это горевание становится пластмассовым. Все разговоры сейчас пойдут, естественно, о ветеранах. Сколько их осталось в живых, интересно, если на войну могли быть призваны люди 1926 года рождения. Не думаю, что ветеранов осталось так много, чтобы на этом выстраивать всю пропагандистскую линию в 2020 году.

Елена Рыковцева: Это как акции размывают предприятия для того, чтобы было проще скупить, так и здесь. Ведь размыли же количество ветеранов тем, что обозначили как «приравненные к ним», дети войны и так далее.

Андрей Колесников: Это математический парадокс, но он нужен для того, чтобы поддерживать легитимацию этого режима, основы которого переживают серьезную эрозию. Нужно все время подпитывать победами былых лет.

Елена Рыковцева: Нам позвонила Наталья Сергеевна поделиться своими ощущениями по поводу безумия.

Слушательница: Жить невозможно уже, спрятать детей, внуков. Вы же видели, наверное, эту сцену из храма на Рождество, когда стоял Владимир Владимирович в окружении чужих деток. В глазах одно читается: никому не верю, боюсь всех. Есть ли вообще из этого какой-то выход?

Елена Рыковцева: Есть ли выход? Никому не верю, стою с чужими детьми. Чужим детям верю и то на одну ночь.

Андрей Колесников: Это часть пиара президента, дети должны быть вокруг него убогими, сирыми и несчастными и глубоко воцерковленными. Это одна из ипостасей президента. Его близость к Богу – это серьезная вещь. Потому что следующий шаг после Путина – это Господь наш. Он же был в неформальной одежде, он был со своим народом. Кстати, к вопросу о том, сколько лет безумию, все-таки безумие наступило чуть-чуть позже, где во втором сроке, когда точкой отсечения была мюнхенская речь, когда стало понятно, куда мы движемся и чем все закончится. Ровно 20 лет назад, не из хвастовства говорю, а просто так получилось, я написал статью, я работал тогда в «Известиях», «Известия» отказались печатать из цензурных соображений, статья называлась «Чай с Путиным», по аналогии с фильмом «Чай с Муссолини», который вышел годом раньше. Я писал о том, что, возможно, этот человек построит такой режим, похожий на муссолиниевский, такой жестко авторитарный или мягко тоталитарный, с корпоративизацией так называемой, когда все ячейки общества будут объединены в какие-то организации или их будут сгонять в эти организации. Почему-то тогда существовали иллюзии у всех моих коллег-либералов, что Путина можно просто использовать, выражать его экономическую идеологию, а демократия – хрен с ней. Вот не хрен с ней. Если заниматься либерализмом экономическим без демократии, не будет ни демократии, ни либерализма. Что и произошло. Вот мои такие пророческие данные.

Елена Рыковцева: Владимир из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Дело в том, что поражает пассивность известных людей. Путин всех подкупает и покупает с потрохами. Особенно пассивность людей известных и творческих поражает, почему они все отмалчиваются. У обычных людей нет ни энергии, ни возможности, а что касается творческих людей, которые просто отмалчиваются. Надо обычным людям взять эту тему под контроль. СМИ молчат абсолютно о всех проблемах российских, просто народ зомбируют.

Елена Рыковцева: Я по поводу известных людей скажу, что многим нравится, они этого не скрывают, не боятся сказать, что мне нравится Владимир Путин.

Андрей Колесников: Это классический вопрос: с кем вы, мастера культуры? Мастера культуры всегда с начальством, потому что у них всегда есть оправдание: за нами коллективы, у нас в театре люди с ипотекой и так далее. Все конформисты, все замечательно подписывают письма с осуждением, в сталинские годы с осуждением тех, кто должен быть расстрелян. Я хочу напомнить, что когда был еще мягкий путинский режим в 2005 году, мастера культуры дважды подписывали письма против Ходорковского кровожадные. Я даже помню, кто-то мне рассказывал, один из больших научных деятелей подписал такое письмо, у него один обозреватель газеты «Известия» спросил: зачем вам это нужно? Он сказал: «Ты не понимаешь, меня не позовут на следующий кремлевский примем». Это катастрофа. У нас настолько все зависит от государства, культура зависит от государства, что нужно быть всегда с этим самым государством. Это механика конформизма.

Елена Рыковцева: Телевидение в России слишком связано с политикой. С нами на связи Александр Мельман. Вчера я по ходу просмотра, вы будете хохотать, «Голубого огонька» канала «Россия» обнаружила рекламу программы «60 минут», известное «флагманское» шоу с Ольгой Скабеевой и Евгением Поповым, из этой рекламы выяснилось, что это шоу переносится на более раннее время, на 17.50 – это уже не прайм. Они уступают свое место Андрею Малахову. Более того, из сетки выброшено шоу, тоже от и до посвященное украинской тематике, Дмитрия Куликова «Кто против?». Я хочу напомнить один наш маленький сюжет. В начале октября Владимир Путин сказал на встрече на Валдае, отвечая на вопрос украинского политолога Михаила Погребинского о том, что сколько же можно Украину обругивать, он сказал: если это так, то, наверное, этого делать не нужно. И мы тогда дали прогноз, что он может сколько угодно говорить «если это так, то плохо?», но они будут продолжать свое. Тогда же мы сделали мониторинг одного дня телевизионных эфиров шоу «Россия-1». Давайте еще раз посмотрим этот мониторинг в сокращенном виде, в каких интонациях ведущие этого канала говорят об Украине.

Елена Рыковцева: Как поносили, так и продолжили поносить после того, что сказал Владимир Путин, в совершенно хамской манере. Но эта лавочка каким-то образом начинает закрываться. Я уже не удивлюсь, если какое-то количество эфиров Владимира Соловьева будет сокращено. Это с таким опозданием услышали Владимира Путина через три месяца или просто упали рейтинги, услышали тех, кому надоела уже Украина тотально 24 часа на федеральном канале, и попросили разрешения у Кремля прикрутить немножечко эту тематику? Как вы все это классифицируете?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА СМОТРИТЕ НА ВИДЕО и СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ, ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СКОРО

Source link

TieLabs HomePage

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button